Автор:

РИКЛА

РИКЛА : Вехи Огненного Свершения

Том 2, стр. 329

Лето 2006 года

Ссылки:

 

Абсолютное большинство людей устремлены на поиски Мастера, ибо видят в Нем Того, кто способен разрешить их личные проблемы социального характера. Лишь один из тысяч способен разорвать цепи рабства своего Духа, чтобы осознать Пришествие Мастера, явленное формам Земли для разрешения Космической Миссии.

Рикла

Первое экспедиционное Кольцо

Отзвучала жаркая прелюдия пути в энергиях Рикла. Восходит к своему исполнению многоголосая фуга, уже слышимая Мастером, но еще требующая пространственного проявления. В образовавшейся паузе мы втроем ожидаем своей участи, покорно склонив головы перед всем, что последует от Учителя.

Через день за Олайей и Василием прибыл гонец от Отца, они уезжают трудиться в одну из Аиинских лабораторий. Мне велено передать:

— В тебе не нуждаюсь, вольна отправляться на все четыре стороны. Но если пребудешь в терпеливом ожидании, то звонок от Мастера обязательно последует.

Ожидание растягивается на целую неделю. Выполняю начерта­ние Отца, описываю пройденный маршрут. Захожу в поток Творчества, подчиняюсь Воле Энергии, уходя от трясины внезапно накаты­вающих эмоций, потонуть в ней нельзя ни в коем случае! С семи утра до десяти вечера просматриваю заново Путь, нахожу лучшие образы, спеша поведать Отцу все то, что случилось за три недели нашей разлуки. Да и разлучались ли мы?

– 1 –

Звонок Мастера, как всегда, застает меня врасплох. Только что, когда стояли с Книгами Огня на улице, пропустила удар от друга Жени Соловьева, будто бы состоящего в обществе Рикла, какового в Бийске просто не существует. Его выведыванием, выпытыванием и выпячиванием себя вошла в раздражение, вместо того чтобы, увидав ложь в его словах, тотчас прервать разговор.

Мастером предложено возглавить небольшую группу Его после­дователей, их нужно отвести в ЯРЛу.

— Мне нужно знать твое окончательное решение, на днях Я ухожу на маршрут. Если согласишься, оставлю в твоем полном ведении их сопровождение в горы и возвращение в Барнаул.

Волна горечи поднимается изнутри: «Значит, опять не соот­ветствую, раз остаюсь за бортом», — но импульс самообладания гасит ее в зародыше. С открытым сердцем сообщаю:

— Конечно, да, Отец! — хватаюсь за это предложение, как за спасательный круг.

— Благодарна Тебе за еще один шанс обрести Тишину.

День накануне приезда моей группы. Я должна ее встречать, но никаких действий не предпринимаю. Что-то здесь не так. С раннего утра идет энергия, центром ее слышу, а связи с Отцом нет — ни тонким зрением не вижу Его, ни звонков от Него. Отловила внутри момент паники, мне дана полная свобода действий, может быть, стоит ехать в аэропорт самостоятельно?

Благоразумная Сай-Ёо-Ри берет верх — ухожу внутрь себя и продолжаю работать над текстом. Едва закончила, белая голубка во плоти приветствует меня на трамвайных путях! Благодарю ее, теперь знаю, что все будет хорошо.

Через час — Отец на проводе:

— Собирайся, наступил момент Истины! Снаряжение можешь выложить, оно тебе не нужно, — и… долгое молчание Мастера.

Все внутри обрывается, значит, не прошла и это испытание…

А потом со словами Учителя торжественная тишина наполняет и растворяет былые метания:

— Немедленно выезжай в «Цефею»! Когда же ты, наконец, научишься слушать и слышать Мастера?!

В машине тонким зрением вижу улыбающегося Рикла:

— Страшно, Ёорка?

— Радостно, Отец!

— Посмотрим, посмотрим!

– 2 – 

Урок о Чистой Воде

07.08.2006 Первый обед в «Цефее». По моему поводу сегодня картошка со шкварками.

— Сало не содержит крови, поэтому информация о жизненных вехах животного в продукте не заложена, более того, в нем присут­ствуют уникальные элементы, необходимые организму человека, — говорит о нем Отец.

Я так и не начала употреблять его в пищу. Учитель изучает степень моего приятия.

Тихо внутри, тени мои до времени затаились, сало — так сало, безразлично все, кроме того, что Мастер рядом! 

Под проливной дождь, который, говорят, к возвращению, Отец вспоминает момент моего прихода в Его Чертог в 1999 году:

— Когда ты, усталая и мокрая от дождя и снега, подошла к моему костру, помнишь, что Я предложил тебе?

Чистой Воды.

— Что ответила ты? Ты — отказалась, понеслась вниз, по буеракам и косогорам к Ак-Кему. Что в результате? Ты принесла белую мутную воду, где были одни взвеси. Чай из такой воды —такой же абсурд, как ты сама. Однако через два часа ты все-таки испросила у Меня Чистой Воды. Я дал ее тебе, но два часа драгоценного времени были потеряны в результате твоей амбици­озной неосознанности! Хотя за этим эпизодом стоит нечто большее, чем потеря двух часов времени. Отказ от чистой воды в экстремальной ситуации свидетельствовал Мне о помрачении разума. В результате столь короткого промежутка времени я уже знал, что передо мной стоит больной человек, которому Мастер сострадает вот уже долгие семь лет.

Семь лет метаний и ревизии Моих и своих действий. Семь лет — и те два часа, которые ты карабкалась по обры­ви­стым скалам за мутной ак-кемской водой. А ведь их могло и не быть!

— Никогда не отказывайтесь, если на грани вашего сумасшествия вам предлагают прохладную чистую воду!

А твои пудовые ботинки, которые Я заставил тебя снять в 1999 году? Ты по-прежнему в них, и они по-прежнему неподъемны, притягивают тебя к земле, сбивая темп, набранный группой на маршруте. Только сейчас наметился некий прогресс в твоем осознании происходящего. Я утверждаю, что ты можешь ходить быстрее и легче, если сбросишь тяжкий груз своего невежественного сознания, придавивший тебя к земле многопудовыми мыслями твоих метаний. Твое состояние близко к состоянию 1999 года. Ты снова пришла ко Мне сегодня в Первый Раз. Тебя все еще непомерно много, сотни Ёорок преследуют Мастера на Ниве Жизни, не давая Ему прохода на путях Духа. Не упусти своего шанса, третьего раза не будет!

Сегодня в саду ты, наконец, восклицаешь: «Эврика, Отец! Чтобы цветок расцвел, дереву нужно сначала умереть!» На осознание этой простейшей истины тебе потребовалось целых семь лет! 

– 3 – 

08.08.2006 В нынешнем году Мастером выбрана иная тактика работы с кандидатами в экспедицию:

— Я буду приводить вас в соответствие еще в Лаборатории, а не на тропе. Хватит который год ставить под удар Мои Работы из-за вашей неготовности соответствовать Творчеству Мастера. При любом негативном проявлении с вашей стороны буду безжалостно избавляться от балласта.

Перед завтраком Матушка Юсна со всей строгостью показывает нам, почему Отец, уже в который раз, отодвигает сроки выхода на маршрут:

— Ему просто не с кем идти. Постоянное хлопанье дверями, громкие пустые разговоры — вы, наверное, забыли, Где вы находитесь. Самое страшное, что может случиться с пребывающими в Лаборатории, — это позволить себе выработать привычку к постоянному присутствию Мастера.

— Мысли у вас гудят, как пчелиный улей, работать невозможно. Ходишь и о них, как о карликовую березку, запинаешься, — дополняет Мастер картину того, что мы из себя представляем.

Первыми лишаются шанса на Кольцо Олайя и Василий.

— Перед маршрутом Я указал Светлане явно на все ее недостатки, предупредил, что они обязательно проявятся на тропе. Главная беда Олайи в том, что она людей не замечает, свысока на них смотрит.

Василий пострадал из-за своей «близорукости».

Учитель послал Весть, что Олайя и Василий в течение суток должны покинуть Лабораторию. По сути, Василий утратил свой шанс на ученичество еще тогда, когда отказался исполнить Волю Мастера — покинуть мир социума и провести три года в изоляции где-нибудь в тайге или в горах. Запрос на вхождение в Ауру Мастера и неисполнение Воли последнего — не совместимы.

– 4 –

Слово Мастера Духа мастеру спорта 

— Алексей Лукич! Рикла утверждает, что после двухмесячного обучения в Лаборатории Мастера ты достиг точки равно­весия.

Тебе позволено продолжить свой Путь в «Цефее». Вскоре ты нас покинешь. Но через год мы снова встретимся, уже в экспедиции, после того, как ты сводишь группу своих учеников по Большому энергетическому Кольцу. Передай им от Меня, что на Тропе нет мастеров спорта, пред Ней все равны.

Эти несколько дней, которые ты пробудешь в «Цефее», закрепят равновесие, которого ты достиг упорным трудом. Ты вернешься в Рыбинск иным человеком, и формы преподавания в спортивной школе будут совсем иные. Сразу по приезде домой ты соберешь своих учеников и открыто, ничего не утаивая, расскажешь, что два месяца с тобой, мастером спорта, работал Мастер Духа, предъявишь им себя таким, каким стал в Его Обители.

Отныне веди своих учеников к Вершинам Мастерства Духа, а не на пьедестал собственного эго. Только на них направляй поток своего слова. С остальными — пребывай в молчании, иначе ты попросту будешь терять энергию.

— Спасибо, Учитель, — чуть слышно выдыхает из себя Алексей.

Мастер приоткрыл нам только начало своей работы с чела, все, что происходило далее, останется в стенах цефеевской бани, где вечером Отец давал Алексею энергию, погрузив в Огненное Горнило все проводники его, начиная с физического.

Мы увидели уже результат — просветлевшее лицо юноши — мужа, ловившего каждый жест Учителя в преданности и благо­говении. 

– 5 – 

09.08.2006 Все на ногах с раннего утра, энергия экспедиции вошла в наши центры, как сжатая пружина, готовая развернуться в любой момент, пребывает в напряженном покое.

Завтрак готовит Юс-Мари, ученица матушки Юсны.

Приступив к завтраку, замечаем, что Николай отсутствует, его забыли пригласить.

— Ты уже столько времени в Лаборатории, Матушка Юс-Мари, как могла позволить себе сесть за стол, когда не все в сборе! Знать, в свою тарелку смотришь, а не о людях заботишься. Отменяю все твои полдники (обитателям «Цефеи» в возрасте до двадцати двух лет ониположены Отцом), чтобы сверхурочно за столом тебя не видел больше, жировая прослойка в мозгу у тебя появилась. Хорошее начало экспедиции ты нам устраиваешь, — строго обращается к ней Отец.

Ребята привозят Геннадия Ивановича, которого Мастер вот уже несколько месяцев держал на расстоянии, запретив ему пребывать в «Цефее». Геннадий трудился в отдалении от Рода. Сегодня он снова с нами.

Отцом негласно объявлена боевая готовность к выходу. Когда подъезжает новенькая «Нива», становится ясно, кого мы ждали.

В экспедицию призваны недавние нижегородцы, ныне жители Барнаула — Вячеслав и Ирина.

Собравшись кругом у машин, внимаем Слову Мастера:

— Кому-то может показаться странным, что Я беру на маршрут новых, непроверенных людей, хотя Дионис, например, еще на Ольхоне проходил Мою Школу. Но поверьте, в этом есть великий опыт Мастера, и не обсуждайте того, что вашему разуму не подвластно.

Сегодня Ирина и Вячеслав, которых я вижу впервые, — со Мной на Кольце, а тех людей, которые привели их ко Мне, — нет и в помине. Путь в энергиях сравним с принципом действия раскрученной воронки. Пока ты находишься в силовом поле центростремительного притяже­ния Мастера — полный порядок, стоит чуть-чуть отклониться от курса — и центробежная сила выбрасывает тебя далеко за пределы круга, таковы законы физики, в энергиях — все абсолютно то же самое. 

– 6 – 

Девятого августа, в десять часов сорок пять минут встаем на маршрут. Едем на трех машинах, водители — Отец, Татьяна и Вячеслав. У погра­нични­ков мы заявлены тремя разными группами. Основная группа, ее составляют вместе с Учителем: Татьяна, Сергей (Джаавед), Анатолий, Николай, Сай-Ёо-Ри. Группа Владимира Демина и нижегородцев, Ирины и Вячеслава. Отдельной группой идет Генна­дий Иванович. Это связано с пропусками для иностранных граждан, которые выдаются как на группу в целом, так и на отдельного чело­века, но в большей степени с Видением Мастера.

Одиннадцать часов пребываем в скоростном движении по трассе, практически без остановок и перекусов. Время пролетает, как одно мгно­вение, его попросту не замечаешь, когда находишься в Ауре Учителя.

Мастер во время движения не принимает никакой пищи, но ничего не запрещает другим, лишь молча наблюдает. Однако мало кто выдерживает Его режим, в машинах всегда есть минимальный запас сухариков или орешков, который, как правило, редеет, пока Мастер за рулем в другой машине.

По дороге становится ясно, что легкого входа в пространство предполагаемого Творчества не будет, так недружелюбно настроена к нам погода.

Прибыли в базовый лагерь в десять часов вечера. Дрова остались в мешках с прошлого года. Только вот отсырели, чадят. Очень похоже на нас, отсыревших своими тяжелыми думами в социуме. Жаркое солнце Ук-Кока высушит их, а Огонь Учителя — нас, так и будем гореть вместе во Благо Людям.

Место встречает рваными облаками, в просветы которых проглядывают звезды, улыбка Космоса Владыке Рикла находится в любую погоду!

Отец сразу по приезде возжигает три Огненных Символа на Небе. Временно пространство над лагерем очищается. Нам дано сорок минут, чтобы установить лагерь и вскипятить чай, лишь после этого дождь начинает новую атаку. Николай, ответственный за закупку продуктов, забыл взять заварку.

— Мысль твоя убогая и недалекая, ведь знал, куда едешь, вот и беги сейчас, исправляй свои несовершенства, — отправит его Учитель в промозглую тьму, на дальний склон за смородиной.

После окажется, что зеленый чай у нас в избытке, он есть у нижегородцев, у Геннадия и у Отца, но Школа Огненного Очищения должна работать с первых мгновений на Путях Духа.

Команда наша, вот уже второй год, состоит, в основном, из новых людей. Если в прошлом году из «старых» с Отцом был только Ками, то сегодня это полностью вновь пришедшие люди, за исключением Сай-Ёо-Ри и Геннадия Ивановича, который вернулся на Ук-Кок после трехлетнего перерыва. Так же, как и в прошлом году, когда удалось выполнить лишь малую долю из всего намечен­ного, группа несобранна. Все столпились у костра в бездействии, не видим насущной потребности момента, не помним, у кого котлы, у кого палатки.

Только жесткое слово Отца:

— Завтра начну выгонять, — разворачивает ситуацию в сторону конкретных действий.

Сегодня первый день полной луны, момент максимального протекания магнитных токов от Луны к Земле, а это значит, что труд Учителя особенно напряжен. К этим дням Он приурочивает начало маршрута. Осознаю, что любая вибрация, даже отнюдь не созидательного качества, Мыслью Мастера может быть очищена и поднята на Запредельный уровень, полностью изменив свое качество. Она становится Камертоном звучания Космоса, где нет ничего, поэтому есть все!

Все расходятся по палаткам, ливень, которого свет не видывал, обрушивается на лагерь сплошной стеной. За ним следуют порывы шквалистого ветра, зарево молний, ураган продолжается всю ночь. 

– 7 –

Испытание зимой

10.08.2006 Утром мы выкапываем палатки из-под снега, его выпало сантиметров двадцать, не меньше.

Несмотря на физические трудности и неудобства для тела, от снежной белизны вокруг торжественно и очень Светло на Душе! Вспоминаются строки из Агни-Йоги:

Цветы Гор от снега только хорошеют!

Огненный Цветок, живущий Божественными Каплями Истины, распускайся в моем Сердце!

Оживит снежок человека, Мужества вольет, Веры в свои силы придаст, Любовью наполнит.

Омойте нас, Владыки Места, в Огненной Купели, сожмите покрепче в Ледяных объятиях Ук-Кока, но обязательно сделайте нас проводимыми, чтобы Творчество Владыки Рикла во Благо Земли непременно состоялось!

Еще одна энергия посещает меня этим снежным утром, о трех состояниях воды.

Лед — закристаллизованное сознание, тот же сделавший себя эзотерик, таких Учитель и близко к себе не подпускает, кристалли­ческое состояние воды подразумевает сугубо личностное существо­вание, имеющее свое бытие лишь при низких температурах, поэтому не выдерживает и малейших проявлений Огня.

Вода — текучее вещество, состояние обычного человека, пребывающего в непрекращающемся потоке хаотических мыслей. С таким человеком Учитель уже работает, дров подбрасывая в костер эго, чтобы самая навязчивая мысль, которая о себе, в пар обратилась.

Состояние Пара — качество чистого, незамутненного сознания, пустоты или Огненной смерти. И это то качество, которого каждый из нас судорожно боится и вместе с тем непреодолимо стремится постичь.

Сегодня на Ук-Коке целый день — ноль градусов, точка перехода воды из одного состояния в другое, она же и точка нашего перехода— ближе не бывает. Это наше самочувствие сейчас, куда уйти: в проводимость воды и дальше, в Огонь Учителя, или пребывать в обособленности, блюдя свои ледяные бастионы. Отец не оставляет выбора!

Учитель, не теряя ни минуты, почти бегом удаляется в гору, засвидетельствовать Свое Прибытие, сказать «Да!» Новому Творчеству.

Снега Он просто не замечает. Вчера Отец целый вечер проходил в майке без рукавов при пяти градусах тепла на улице и ледяном ветре.

— В лагере праздношатающихся быть не должно, — обронил Он мимоходом.

Тотчас закипает работа. Кто-то моет машины, хотя руки скрючиваются от холода, кто-то отправляется по дрова, с которыми здесь крайне скудно, до самого горизонта только карликовая березка, кто-то идет за травой и луком.

Вспоминаю свирепый ледяной полдень первого дня по приезде — и до сих пор мурашки бегут по телу, настолько невозможно было тогда согреться. За час Ук-Кок показался нам во всем своем грозном зимнем величии, когда горы скрылись за мятежной пургой, палатки спрятались за сугробами, и, казалось, вот-вот ветер оторвет их от земли.

Было чувство, что Мастер ведет отчаянный бой с миллионным противником, наверное, так оно и было, а Он сидел в машине и сосредоточенно читал «Книгу Мирдада», о манифестации Вечного Духа в его Служении.

Мы выстояли тогда, и не просто выстояли, а надо сказать, с честью. Среди всей этой снежной свистопляски, как ни в чем не бывало, каждый продолжал делать свое дело, пребывая в той части Сердца, в которой всегда горит жаркий, незыблемый никакими ветрами Огонь.

Вареная картошка и жареные грибы, которые успели насобирать еще поутру, тогда казались самыми желанными на свете, ибо физическим телам требовалось подкрепление. А стихия отступила, увидев нашу несгибаемость и решимость идти до конца.

— Так нас Ук-Кок за четыре года еще ни разу не встречал, — скажет позже Отец, — провожать, да, провожал, и похлеще бывало…

Судя по налившемуся озеру и переполненным рекам, дожди нынче — частые гости в этих местах, и это на Ук-Коке, где количество осадков в году — минимально.

Со стороны Безалы дует постоянный пронизывающий ветер. Ук-Кокская степь гудит под ним, как натянутая тетива лука, словно сообщает:

— Все еще впереди! Ваши Стрелы обязательно достигнут цели!

Интересно, что название реки Калгуты, огибающей Табын-Богдо-Ола с севера, переводится с китайского как «Врата».

– 8 – 

О степени осознанности 

Отец расспрашивает о некоторых подробностях пути с группой Олайи. Речь заходит о тех омичах, которые дышали нам в затылок, пытаясь выйти к Цивилизации, а потом заблудились в тумане и повернули обратно.

— Но Ты же сам написал: «Не прогоняй пришедшего к тебе!» — цитирую беседу Мастера, посланную нам вдогонку.

— Это не для тебя сказано, — прервет Учитель наш разговор и удалится в палатку.

Перед ужином Он протянет мне листок: «Что можешь дать ты Путнику, Сай-Ёо-Ри, еще не обретя Себя?

Ответ на твой вопрос за обеденным костром 10.08.2006 г., Ук-Кок, Рикла», — было написано на нем.

Этот листок, как запечатанную формулу с тайными письменами, снова и снова подношу я к своим глазам, к своему третьему глазу. Он — то Зерно, заложенное Учителем в моем пространстве, которое поможет ожить Истинному Сердцу, тому Божественному Магниту, который когда-нибудь прольет неугасимый Свет Истины во внешний мир, человеку.

Что можешь дать ты Человеку, Сай-Ёо-Ри, кроме своих метаний? — усилит Учитель эту энергию вечером на круге, когда зачитаю Его письмо вслух.

— Ты живешь категориями физического плана и пока полностью погружена в него. Мысли твои рождают лишь тени твоего призрач­ного существования, отсюда нет чистоты звучания в пространстве.

Существует прямая и обратная связь между толстыми животом и задом и жировой прослойкой в мозгу, — так утверждает Учитель!

Обрести Себя — это значит обрести Тишину. Ук-Кок, Зона Покоя, научи меня, как это сделать!

Зачем торопитесь к Святым Местам, — начинает Отец.

Оказывается, и подхватить толком не умею. Вступает Джаавед:

Ведь Бога не найдете там.

— А найдешь ты Его у Меня на кухне, Сай-Ёо-Ри!

 

Вечер после снежного плена проводим в базовом лагере, ставшем очень родным за четыре года, по существу это — еще одна Аиинская Лаборатория. В наступившую вдруг закатную солнечную тишину так гармонично вплетается Слово Учителя. 

– 9 – 

Беседа Учителя о кармических развязках 

— Владимир Демин недавно побывал в ЯРЛу с очень интересной группой неслучайных для него людей, — начинает Отец издалека. — Он ходил туда с Матушкой Айной. Владимир еще не заметил единящую их нить энергии. Я думал, что вы будете ночевать с ней в одной палатке! Но по какой-то случайности этого не произошло, а жаль, много больше мог бы получить от такого соседства.

Впервые за одиннадцать лет пребывания в Моей Ауре у Айны наметился потолок, торможение в развитии, и вытекающая из этого невозможность нашего совместного пребывания в одном простран­стве. Тогда Мастер сделал ход ферзем — впервые послал Матушку в ЯРЛу летом 2006 года. Она никогда Меня об этом не просила, хотя ни разу не была в горах. Послал с ее заболеванием, при котором и десяти килограммов носить нельзя. Конечно, находясь в энергиях Храма и ведя огромное хозяйство Лаборатории, она переносила за день десятки килограм­мов, но разве можно сравнить эти два диаме­трально противоположных направления деятельности человека? Надеюсь, горы помогут ей пробить потолок и выйти в сферы Духа, еще вчера недосягаемые для Матушки.

Наметился прорыв в отношениях Айны с Сергеем Фадеевым — Дилиитием. Настала пора их кармической развязки, а это всегда делается в прямом соприкосновении.

Если вы развелись, то даже мысли не держите в голове, что ваши отношения прекратили свое пространственное существование, скорее наоборот. Это действо — лишь предвестник нового этапа ваших взаимоотношений. Никакие материальные блага в сторону другой половины не будут способ­ствовать разрешению сложившейся ситуации. Только высшие понятия Добродетели, так непопулярные сегодня в мире людей, проявленные в адрес бывшего партнера, смогут переломить ситуацию и освободят вас от обоюдного бремени. Для этого нужно жить в энергиях самому и руководствоваться понятиями Чести, Любви, Справедливости в проживаемой вами жизни во взаимоотношениях с вашими «врагами».

У каждого из вас есть в запасе десять-двадцать лет, используйте их по назначению. Поленитесь — возможно, даже одного и двух воплощений будет не достаточно для развязки лишь только одной кармической ситуации. 

Отец разговаривает с Ириной и Славой. Он сразу отметил, что они производят впечатление весьма гармоничной пары.

— Значит, вы у нас под разными фамилиями будете. Что, Вячеслав свою фамилию даже не предлагал тебе взять? — интересуется у Ирины.

— Не предлагал, Отец!

— Сам-то в начале алфавита, а тебя на букве «Ч» оставил!

Оказывается, даже это имеет определенное значение. Поистине, никогда не знаешь, в каком направлении устремятся мысли Мастера. 

– 10 – 

Отец ничего не говорит просто так, даже, если смеется.

Угощаю Отца конфетой «из Тюнгура».

— Чем Тюнгур для тебя так важен? — спрашивает. — Не то ценно, что она оттуда, а то, что ты ее до сих пор не съела и привезла на Ук-Кок. Я вот тоже три литра меда вожу, уже вторую экспедицию, но не тороплюсь угощать.

Бесценны Дары Владыки, но не всегда мы им соответствуем.

Напомнил, что могу горькими или червивыми грибами людей накормить, назначает дежурить с самым неорганизованным и забывчивым — Сергеем, он же Джаавед, и Николаем, который, по словам Отца, не торопится выйти из-под полы демонического плаща своей супруги.

В первом томе «Вехи Огненного Свершения» Николая обнару­живаю календарик с обнаженной женской фигурой. Что это? Небрежность, пристрастие или безразличие? Но тогда зачем он с нами?

— Как можно Книги Огня всякой дрянью закладывать, и эту энергию похоти ты пытаешься протащить в экспедицию, мало нам по нашим делам града и снега!

С Николая — пока все, как с гуся вода. Может, хотя бы теперь свою тень заметит и войдет в переживание.

Не все сразу. Четыре октавы самости настойчиво звучат в четырех низших телах наших: физическом, астральном, ментальном и эфир­ном, каждая на свой лад омрачая сознание. От их теней нужно избавляться по очереди, иначе можно оказаться между двух стульев. Первым делом пережигаю в Огне ночного Ук-Кока ментальный груз своих убогих мыслей и прошлых претензий по отношению к Мастеру. Сердце мое, ты — Единственный Дом Отца! Внутреннее мое Существо, стань мне проводником в этом!

Железную узду, о которой писал Учитель, никто не накидывал на меня, кроме меня самой. Она же есть самодисциплина, без которой Путь — дырявое полотно и никогда не случится. Самые простые истины, о которых говорит Учитель, можно познать только из своего собственного опыта, и когда в себе пребываешь.

Игры в ученичество закончены. Стать верным и преданным учеником Владыки. Слышу, что это в моих силах!

– 11 – 

Слушать, но не слышать 

Кто-то предлагает Татьяне пересесть подальше от дыма.

— Да она вовсе не хочет пересаживаться, потому, что здесь жарко, а там — холодно, — ответит за нее Отец. — Вы уже научились слушать, но слышать по-прежнему не умеете.

Он вспоминает, как год назад все мужчины наши степенно рассаживались на лучших местах с подветренной стороны костра — королями, оставляя дымные места Владыке и женщинам, а потом ждали от Мастера бесед. Тогда даже слушать не умели, чтобы принесли к костру камни для сидений, требовалось напоминание и разъяснение убогости их мыслей и дел.

Противодействие началу работ Рикла на Ук-Коке столь масштаб­­ное, что непогода свирепствует по всему Алтаю и не только. Видно, очень сильно Огненное Творчество на Ук-Коке силам тьмы не угодно!

Ночью в «Цефее» разыгралась буря, почище нашей сегодняш­ней, пригнуло яблони, повалило многие насаждения. Стихия свиреп­ство­вала двенадцать часов, после этого еще сутки лил проливной дождь.

Настоящий смерч пронесся десятого августа над всеми Алтай­скими Магнитами. Ураган смел на своем пути мост через Ак-Кем, ЯРЛу завалило снегом, а на Восточной Вершине Материнского Магнита люди едва успели выбраться наверх с палатками, вся коса и Знамя Чистоты, ее осеняющее, оказались под водой в считанные минуты. В ЯРЛу ураганом прямо на палатку повалило дерево. Оно прошило палатку насквозь и упало рядом со спящим в ней человеком, не причинив ему вреда, такова степень защиты Устремленных Владыкой Рикла!

Сегодня ночью Отца видели в «Цефее». Он в физическом теле прошел прямо через окно на второй этаж и давал Элиие беседы. Явлен Символ Новой Эпохи — Печать Владыки Рикла, сказано применять. 

– 12 – 

11.08.2006 Идиллия — жаркое солнце с самого утра, сегодня нас встречает прежний Ук-Кок — Родственник Неба, в своей некой отстраненности, сказочности и незыблемости Первооснов.

Как в прошлом году — с Радонов — нам работать нельзя, обилие машин на источниках лишь подтверждает то, что Отцу давно известно с тонкого плана. Нужно искать новые пути к Мес­там Творчества, уже давно в медитации показанным Учителю. Осталось дойти ногами.

Стоянка наша нынешняя также была явлена Владыке четыре года назад в медитации. Физический план — Учитель читает его, как открытую книгу, — рассказал тогда Мастеру, в какой момент развернуть машину в сторону от дороги. Место стоянки уникально по своим природным качествам: защищено от ветра, от чужих глаз, вода присутствует, рядом с дорогой и одновременно максимально сокрыто.

Но его могут обнаружить в любой момент. Мы часто забываем о мерах элементарной предосторожности: то выскочим на холм, то дымный костер днем разведем, что недопустимо. Как высока цена нашего несовершенства! 

В девять часов утра выходим на рекогносцировочный маршрут, искать новую стоянку. В лагере остаются Ирина, Слава, Анатолий.

Отец идет, будто по-писанному. Через час сорок минут на правом берегу реки Жумалы Он узнает место, виденное Им еще зимой в своих работах в тонких мирах. Плоская полочка береговой террасы, обилие дров, а главное, прямой путь к месту проведения будущих работ по закладке Магнитов, и здесь мы останемся незамеченными.

— Там, на той стороне Вершины, есть два озера. Я их видел в медитациях.

По пути Отец каждому находит ласковое слово и поддержку тому духовному, что сокрыто в нем. Показывает на шустро улепеты­вающего, а на вид очень неповоротливого сурка:

— Совсем как Геннадий Иванович, только панамку одеть, и полное сходство обеспечено.

Все, вместе с Геннадием, весело смеемся.

Татьяна получает от Мастера знания о травах. Еще минуту назад подшучивавший над моим «глубоким» знанием карты и полным неслышанием Учителя, Он застывает в миге тишины поклониться Южно-Чуйским Белкам.

Владимиру дарит мысль о возможной рыбалке и необходимости найти брод через Жумалы.

Джааведу показывает живой камень у реки, приближая его мысль к объектам будущего творчества.

Только Николаю энергия от Него иная:

— Не от того ли ураганы нас терзают, что ты маршрут погра­ничникам весьма усеченно обозначил, чем ограничил в пространстве Творчество Мастера?!

Проходим рукотворные каменные круги, то ли могильники, то ли развалившиеся каменные постройки. Скупыми штрихами место рассказывает о своем прошлом величии, как центра пересечения многих культур, и обилии былой жизни.

— На той стороне есть еще более ярко выраженные следы древних поселений и пустота под землей, — сообщаю Учителю.

— Причудливей, чем у тебя, кругов Я не встречал, вот уже седьмой год наблюдаю, — напоминает Отец, для чего я здесь. Значит, нужно погрузиться в себя, молчать и слушать. 

Когда Учителю нужно поработать, Он отправляет нас дальше. Это звучит как приговор.

Как не быть веригами на ногах Владыки? Для этого нужно сначала умереть!

Только через обретенную Пустоту можно стать Ему верным помощником. 

– 13 – 

Отец всегда на прямом проводе с Элиией и Матушками.

Он сообщает нам о том, что в «Цефее» вот уже второй день — пол­­ное неблагополучие. Буря с физического плана перетекла на тон­кий и заканчиваться не спешит. Все работы на физическом плане в Лаборатории прекращены. Ученики — Духи, а их осталось большин­ство, — едва ходят, некоторые лежат пластом. Только Матушка Айна и Виктор — Аллизарх, как представители мира материи, еще шевелятся.

— Владимир, хотел Мастер тебя в «Цефее» оставить, не оттого, что ты слабый, наоборот, потому, что вижу в тебе тот стержень, вокруг которого Лаборатория способна обрести равновесие. Это возможно только при твоем полном внутреннем согласии, иначе будет только хуже. Принял бы начертание?

— Спокойно принял бы, Отец! — отзывается Владимир.

Мастер устраивает ему последнее испытание.

— Как знать, где ты сейчас более нужен? Иногда пыльная дорога важнее Царских Чертогов Владыки.

Двигаемся дальше, ощущаю напряжение в центре, прилив сон­ли­вости, расфокусированность сознания. Это верные признаки того, что Отец работает прямо с тропы. Учитель просит Элиию взять Его энергию, всю, если потребуется, чтобы выправить ситуацию в «Цефее».

Погружаюсь в думы. Как помочь тем, кто сейчас в Лаборатории? Как передать энергию тем, кто так дорог?!

Знаю только один способ — от Сердца к Сердцу с Любовью.

Иду дальше, вглубь себя: «Ты должна быть чистым, гибким, эластичным сосудом, по которому бежит общая энергия Рода».

аура экспедиции и аура «Цефеи» — Едины, и все мы взаимо­связаны. Непорядок у них — сказывается на нас, и наоборот.

— Сопротивляйся сонливости изо всех сил, — приказываю себе.

Потом, как откровение, приходит окончательный ответ.

Ты хочешь помочь? Так стань настоящим Аиином! Тогда твоя энергия будет работать в общем Потоке Рода. В этом и будет твоя максимальная польза.

– 14 –

Выходим к броду через Жумалы. Воды в реке очень много, но если два-три дня дождей не будет, машины смогут пройти к увиденной Отцом стоянке.

Двигаемся вверх по реке, правым берегом до полуразрушенного моста, проезд по нему невозможен. Перейдя на левый берег реки, поворачиваем в обратную сторону, к обозначенной Отцом новой стоянке. Бродим левый приток Жумалы, в этом году по камушкам его не перескочишь. Вспоминаю, как в 2004 году мы уходили на пределе всех сил из владений Черного Владыки, сейчас здесь спокойно, теперь это — земли Аиинские!

После брода мы с Татьяной выскакиваем на береговую террасу, на какой-то миг потеряв Отца из вида. Он оказывается сзади.

— Слепые! — задает Он нам перцу. — Еще раз такое повторится, немедленно отправлю обратно в лагерь.

Ребята занимаются костром, Отец бродит по траве босиком. В базовом лагере Учитель работать не может, место уже заросло нашими мыслями, здесь — чисто.

Обилие жимолости — сердечная ягода, зовет ее Отец — очень свое­вре­менно позволяет приготовить отличный компот. Вместо обеда — чай и горсть орехов.

Отказываюсь от них, пребывая в уверенности, что так смогу лучше передать в слове все, что с нами происходит.

— Проводимость, разве она не в прямой зависимости от количества принятой мной пищи? — спрашиваю Отца. Мастер в очередной раз ставит мне мат:

— А тебе есть что проводить? Опять ты идешь не с того конца. Ребята, вы Ёорку поменьше слушайте, а то уйдете в никуда. Она разные истории красиво рассказывает, набралась из всевозможных источников обрывков знаний и выдергивает теперь из своего мозга, не допуская тишины внутренней, а воз Духа и ныне там. Можно всю жизнь вегетариан­ствовать, слепо исполняя обряды, говорить о красоте Учения и при этом оставаться далеко от Духа. Елена Ивановна до конца дней своих вкушала далеко не всегда вегетари­анскую пищу и сумела сохранить Канал связи с Владыками в незыблемой Чистоте.

Со словами Учителя Огонь разгорается в сердечном центре все ярче, проявляется не просто вибрация, но напряженный сердечный ритм:

— Теперь у меня будет только Одно Знание — Твое, Владыка! 

– 15 – 

После выполненных Учителем работ мы продолжаем свой путь. От стоянки начинается лесная малохоженая дорога, идущая наверх, в горы.

— Сейчас пойдем тихо, вы все — в некотором отдалении. Мне нужно слушать пространство. От этого зависит наше даль­нейшее Творчество.

Вокруг дороги в изобилии растут отборные боровые маслята. Значит, все будет хорошо, думаю, Отец так грибы любит! Знаки, они дублируют друг друга на разных планах, по-своему сообщая об одном и том же. 

Приподнявшись, снова выходим к руслу притока Жумалы. Перед нами открывается широкий распадок реки и вид на величественную Вершину.

Система вершин Садакбай — место закладки Коренного Магнита 2005 года. Она представляет собой огромный Трехглав с протяжен­ными на несколько километров плечами и занимает ведущее место в пано­раме гор, с какой стороны ни взгляни. Еще в 2004 году гора прина­дле­­жала Владыке темного царства. Посох Рикла, воткнутый Мастером в землю и оставленный там на один год, обозначил границы Света и Тьмы. До лета 2005 года в продолжительном изнуряющем противо­действии разрешались все пространственные притязания обеих сторон. Сейчас это — Владения Рикла.

Отец сказал, что хочет просмотреть путь к месту закладки будущих Магнитов. Он идет вперед, прямо к Белой Лошади, которая двигается Ему навстречу.

«Что Он делает? — включаются мои мозги. — Там же может быть всадник!» — настолько реален образ, что я, не сдержавшись, вскрикиваю.

Останавливаемся, никакой лошади на физическом плане не обнаруживаю.

Белый Орел, Белая Лошадь — это Мои Символы, Мои Знаки, — скажет Отец. — Что ж, замечательно, значит, великолепное Творчество ждет нас впереди!

От потока энергии, почти осязаемого, так он силен, кружит голову. Отец просит нас стать на колени, чтобы совместить задний план Южно-Чуйских Белков с нашей маленькой группой. Застываем, словно причастившись Святых Таинств Владыки, перед Его объективом.

— Я видел эту дорогу и эту долину еще зимой, рассказывал о своих медитациях Элиие. Сейчас Зов Творчества привел меня к искомому. Пашкова же снова мешает Мне своими советами, из которых ни одного разумного, одна муть. Ты ничему не научаешься, Сай-Ёо-Ри! Знающий молчит!

Отец уже видит самую большую глупость, которая вот-вот сорвется с моего языка, и своим Словом пытается это предотвратить.

Как мы черствы сердцем, толстокожи и глухи к проявлениям Духа в себе! И почему мы не учимся на своих же ошибках, повторяя их снова и снова? Наверное, пока плотина эго, выстроенная нами, не прорвется под напором воды — накопленной энергии, не сметет, не растворит в себе все искусственные нагромождения, ничего не изменится. Мастер убогую утопию наших мыслей доводит до абсурда, чтобы было от чего той плотине рушиться. Терпение Учителя в борьбе с нашими тенями безгранично!

Останавливаемся, чтобы проверить правильность видения по карте. До искомой Вершины еще более трех километров изматыва­ющего подъема, мы — в самом начале.

Включается трафарет моего поведения:

— Два часа работы, — с апломбом заявляю я.

Отца не узнать, Он становится суров и мрачен:

— Твой язык, что помело. Ты продолжаешь не видеть и не слышать людей. Посмотри на Николая. Он на пределе всех своих сил.

А каким тоном это было сказано…

Оглядываюсь. Николай едва тащится, при любом удобном случае оседая всем телом на камни, настолько ему тяжело. У Отца и Геннадия — рюкзаки за плечами, Николай и мы с Татьяной идем налегке.

— Это полное затмение, Сай-Ёо-Ри, полное отсутствие видения. Не два часа, а пять-шесть. Слепая!

Ощущение такое, будто Мастер вылил ушат холодной воды. Нужно собраться, нужно молчать… Просто принимать все, что говорит Учитель, большего не нужно, но и меньшего не позволено! 

– 16 – 

Посвящение Садыгбая 

Непогода на маршруте переносится совсем по-другому, не так, как в лагере. Вроде бы тот же град и тот же ветер, но они становятся помощниками и подгоняют в спины. Мы бежим, что есть сил, за Мастером, который в одной тоненькой толстовке словно скользит по склону, не касаясь земли, все набирая и набирая высоту и скорость. Он настолько неосязаем, что кажется одним сгустком энергии. Мы — в сфере Его Космического притяжения проходим стадию начального класса. Когда идешь вслед за Отцом, тебя охватывает ощущение необычайной тишины, из которого несущественно, двигаешься ты или стоишь, холод или зной вокруг. Все Огни становятся — Один Огонь. Это — Огонь Учителя.

Зов энергии ведет Рикла все выше и выше. 

Отец уводит нас от порывов ураганного ветра в ложбинку, Сам уходит работать. Пять минут передышки, и мы снова несемся вверх. Вдруг Учитель останавливается:

— Думаете, зачем Я вел сегодня вас то медленно, то быстро, иногда бегом? Не для того, чтобы вы затихли, и не для того, чтобы взять Вершину. Я готовил вас к первому в этой экспедиции Свершению. На этой Вершине должно было состояться Посвящение в Род Аиинов Владимира Демина. Из-за неготовности группы Я не смог этого сделать на вершине горы, поэтому Посвятил Владимира здесь, прямо на этом склоне, на высоте 2650 метров. В тонких мирах засвидетельствовано Таинство Посвящения Чела.

Сегодня Владимир Демин умер. Чистотой своих мыслей, ценой метаний и устремлений к Духу он собственными ногами взошел на Скалу Посвящений. Родилось дитя Рода. Имя в Посвя­ще­нии — Садыгбай. Запомни, Садыгбай, дату твоего Посвящения — одиннадцатое августа 2006 года, пятнадцать часов десять минут местного времени.

Энергия Посвящения растекается по всем мирам. Матушка-Земля первая отзывается Песней Радости на происхо­дящее. Все вмиг меняется вокруг, ветер стихает, из-за туч пробивается солнце.

Читающий, стань тих, чтобы услышать. Разгляди вместе с нами это хрупкое мгновение обнаженной Истины. На ничем не примеча­тельном останце на склоне трехтысячника вершится Таинство Посвя­щения. Луч Запредельного Космоса Мыслью Владыки совмещен с Центром человека Земли.

Вот он, только что Владимир, а сейчас Садыгбай, стоит, с котомкой за плечами, свисающей с посоха, в ней — дневной урожай грибов. Стоит, сливаясь с ослепительными Белками, и чистые слезы ребенка катятся по огрубевшему от ветров лицу Вечного Путника в Страну Духа. Так, с котомкой, и обнимает Его Отец. Долго-долго стоят они, обнявшись, и Огни их Сердец сливаются навсегда. Пятидесяти­восьмилетний седовласый мужчина и Владыка из Вечности.

Подходим поздравить и мы.

Садыгбай! Холодный Огонь бежит по позвоночнику, черпаем от пролившейся энергии в меру своей вместимости; до времени обособлен, Огненный Цветок распускается в Сердце:

— Прими, Брат, Сердечную Любовь мою, ибо нет ничего краше.

Мы достаем фляжку с морсом из жимолости, Отец раздает по кусочку горького шоколада, чтобы проживаемый нами Миг остался запечатлен во всех проводниках, включая физический.

Так, в обращенной вовнутрь Великой Простоте, творятся Вехи Становления Рода Огненного.

Утром, при выходе из лагеря, стайка черных дроздов пересекла наш Путь. Дрозды со времен Ярлинского Камня сопутствуют Посвящениям Мастера.

Для самого Садыгбая Посвящение не стало неожиданностью. Он предчувствовал, что Мастер ведет его к Посвящению, но не думал, что это случится так быстро. Садыгбай признался, что еще утром, на тропе, у него был довольно продолжительный период внутренних метаний:

— Смогу ли сказать Учителю «Да», если Он спросит?

На физическом плане колебания выразились в упадке сил на кратковременном привале, когда Отец готовил его Посвящение, он просто лежал пластом, не в силах подняться.

В этом его признании проступает первое качество Аиина. Быть честным перед самим собой и чистым перед всеми!

Позже Отец скажет, что энергия Посвящения Владимира в Род была проявлена в тонких мирах уже давно. Несколько зимних месяцев он провел с Мастером в Лаборатории, потом был период метаний, осознание происходящего, горные маршруты и, наконец, Байкал. Не просто так совсем недавно он поехал на Ольхон, побывал на Святынях Рода — Бурхане, Колоколе-Богатыре, Храмах, напитался энергиями Истока Рода Аиинского, очистил свои физические проводники.

Мастер рассказывает:

— Владыка вел Меня вверх. Сначала Я говорил Ему: «Зачем, ведь Я знаю!» Но потом до Меня дошло, готовится нечто большее —Посвящение! Стоило вылезти на останец, как Я услышал глас Учителя: «Теперь ты же знаешь, что делать, Посвящай!» Я связался с Элиией, чтобы она проконтролировала ситуацию, шептунов в пространстве много. Она так обрадовалась, что даже смотреть не стала, повторила вослед Владыке: «Посвящай!» — так слышна была энергия! Сначала Я не мог расслышать Имя в Посвящении. Элиия тоже слышала только гул нашего ветра в Пространстве. Уже на ходу Владыка трижды проговорил его Мне на ухо: «Садыгбай». Я не мог понять, зачем мне называют Вершину. На сей раз сумасбродство Ёорки позволило разрядить ситуацию.

Я, в очередной раз не удержавшись, решила подсказать Учителю, что вершина, на которую мы лезем — не Садакбай. На что Мастер ответил, что кроме меня все давно об этом знают.

— На этой Вершине год назад состоялось Посвящение в Род Матушки Юсны, Элиия получила Посвящение в Первую Ступень Огня, и на этой Вершине положено начало Коренному Магниту с Качественно Новыми Символами Огня.

— Сейчас твой Челн, так называю Поток Жизни, пристанет к другой гавани, сменив курс, — скажет Учитель уже в личной беседе с Садыгбаем. Тот путь, что ты прошел сегодня: значительное расстояние, ускорения и перегрузки — это не просто тяжесть лямок за плечами, хотя и его прошел бы далеко не всякий. Груз, который на тебя возлагаю, не каждому под силу и не сравним с сегодняшним. Но ты выдержишь, Я это знаю!

Главная Вершина сегодняшнего дня взята!

– 17 – 

Урок Николая 

Стремительно спускаемся по узкому каньону ручья.

— В лагерь нам торопиться нет смысла, что Мне там делать, слушать ваши мысли? Покорно благодарю!

Мысли — тот же дым от костра, от которого все торопятся отсесть. От дыма пересесть можно, а вот от мыслей — куда убежишь?

— Кашу варить будем прямо здесь, — скажет Отец в первом встреченном нами лесочке у подножья горы. В пять часов вечера устраиваем усиленный обед-ужин гречкой.

— Уже второй день, с тех пор, как мы здесь, пища не задер­живается во Мне. Когда ты — в Потоке, каша улетучивается мгновенно, за пятнадцать-двадцать минут.

Отец даже от чая отказывается, чтобы хоть что-то успело впитаться в кровь, только это пойдет на нужды физического тела.

Николай в момент Посвящения Владимира получил энергети­ческий удар огромной силы, он не дееспособен ни сегодня, ни завтра.

— Я в доходчивой для тебя форме вернул твою же энергию из прошлого года. В две тысячи пятом году они с женой Галиной вели большую группу людей по Алтайским Магнитам. Вспомни, Николай, как вы тогда шли — на минимальном пайке, без обедов, не прислу­шиваясь к людям, которые просили усилить питание, ввести допол­ни­тельный паек в рацион. Сегодня Я показал тебе, как нужно относиться к людям на маршруте. Вы же с Галиной смеялись над женщинами и детьми, говоря: «Мы же как-то идем».

По ходу нашего движения, когда отставание Николая стано­вилось все заметнее, Отец поддерживал его то яйцом, то горстью изюма, то орехами, то Огненным Словом, иначе он бы никуда сегодня не дошел.

Владимир, на которого были возложены обязанности завхоза, оказался неугодным Галине в группе из 2005 года. Вместо того чтобы прислушаться к его словам о гуманности по отношению к людям, Николай с Галиной его разжаловали. Так вседозволенность порождает порочность.

Сегодня — акт возмездия, одноименная энергия вернулась Николаю из 2005 года и больно ударила его в самый центр. Этого не могло не случиться именно сейчас, ибо все негативные события находят свое разрешение в Ауре Мастера.

— Николай, вы попросту издевались над людьми. Чего стоит только одна фраза Галины: «Слушайте, сейчас с вами будет говорить Мастер!» — и это по отношению к тебе, Николай. В конце пути люди начали открыто смеяться над вами, но вы даже не заметили откровения в своем упоении властью.

Сегодня Учитель показал, чего Николай стоит на самом деле. 

– 18 – 

Очищающие Гром и Молнии Мастера достигают каждого в группе.

Каждый момент Веры прибавляет Огня на Планете, каждое сомнение — сокрушает Космические Устои, с такой Любовью возво­ди­мые Учителем в наших Сердцах!

Начинаю терять энергию после слов Учителя, услышанных мимоходом (обращены они не ко мне, а к сидящим у костра):

— Ёорку придется завтра оставить в лагере.

Вижу себя со стороны дырявым шариком, из которого со свистом выходит воздух. Немедленно заклеиваю дырку, представляя себя с Отцом в лучших мгновениях сегодняшнего дня, довершая заплату Вторым Символом Огня. Второй здесь важнее, потому, что держит в узде наши эмоции, которые разъедают изнутри.

— Ты понимаешь, что своими слезами ставишь под удар все Творчество, — проговариваю себе внятно.

Только не эта, до боли знакомая, скверна сомнений и вопрошаний! Немедленно убери себя! Не будет тебя — не будет и проблем!

Приму от Мастера все с Радостью и огромной Любовью, —
затверди эту энергию раз и навсегда, страдает только твоя обособлен­ность, — продолжает говорить во мне Сай-Ёо-Ри.

Ухожу в другую крайность. Не удержавшись, заливаюсь смехом после слов Отца:

— Пошли дальше, бока сгонять.

Смешное часто умаляет Возвышенное. Однако в этой ситуации снять напряжение смехом было просто необходимо. Рассматривая уроки, даваемые нам Мастером, с разных сторон, постигаю Науку Сердечного Различения. Но это уже поздно вечером, а пока вижу, как стремительными прыжками Мастер перемахивает брод через Жумалы, выше верхнего озера, находя еле заметные, выступа­ющие из-под воды камушки. Татьяна, испугавшись потока, замеш­калась, и ее нерешительность оборачивается мокрыми ногами.

На склоне — отара овец. Еще не видя их на физическом плане, Отец это слышит, забирает влево по склону. Успеваем спрятаться в ямке, все, кроме Николая. Его замечает пастух. Нам нельзя выдать месторасположение лагеря, поэтому Николаю приходится идти вперед по дороге, как птице от гнезда, случайного путника отводить.

Вечером Отец отпаивал Николая цефеевским медом, воплощен­ной энергией труда многих Аиинов. Водицу из цефеевского родника оставил, видно, до более тяжелых времен. Впоследствии пастух-алтаец Олег при знакомстве с Геннадием Ивановичем сказал: «Что-то ваш дедушка налегке, а совсем тяжело ходит». Это о Николае. 

–19 –

Беседа Учителя о Посвящении 

Праздник Духа продолжается за Ночным Костром.

Когда Отец вышел к очагу, порыв ветра взметнул Огонь к Небесам, миг — и все улеглось, продолжая напитываться Небесной Тишиной Ук-Кока, словно младенец, припавший к груди Земли-Матушки.

После долгого молчания Учитель посвящает в суть произошед­шего остававшихся в лагере, для начала еще раз напомнив о нашем несоответствии:

— Вы все привнесли в чистейшее пространство Ук-Кока свой негатив. Я жду, когда вы от него избавитесь, но иногда просто невозможно бывает работать от гула ваших мыслей и пустой болтовни. Вот почему мы сегодня не присели ни разу, практически целый день двигались, иногда Мастер даже срывался в бег.

Уму непостижимо — чтобы очистить пространство тонкого мира, нужно целый день гонять нас по склонам, добиваясь необходимой тишины. Постигай Сердцем!

— Сегодняшний день принес и первые Плоды на Древе Аиинского Рода. Возрадуйтесь вместе с нами! Ведь рождение Дитя — это всегда Праздник. Сегодня в Роду Аиинов пополнение — Посвященный Аиин Садыгбай. Весть эта доведена до сведения всех Аиинов и многих сотрудников и затверждена Мною в тонких Мирах и физических Пространствах.

Энергия Посвящения пришла внезапно. Если чела обретает точку своего отсутствия, это становится слышно. Когда Я понял, что до Вершины нам не дойти, а энергия Посвящения, Соборный Луч Запредельного Космоса, уже пришла, Я не стал медлить ни минуты. Поднял тонкие тела Владимира на Вершину и возложил руки на его чело. Там все и произошло, внезапно и стремительно.

Порывы ветра не позволили Мне сразу расслышать Имя в Посвя­ще­нии. Владыке пришлось повторять трижды, Он даже рассмеялся, когда Я начал оглядываться, ничего не понимая, слыша в пространстве одно лишь слово: «Садыгбай!» Лишь чуть позднее до Меня дошло, что это и есть Имя в Посвящении.

Кто-то из вас принял это известие с открытым сердцем, у кого-то возникли совсем иные переживания, оставим это на совести каждого. Но уловивший энергии сегодняшнего дня продвинется намного, а позавидовавший — затормозится в развитии. 

Когда-то Мне предлагали за Посвящение 50 000 долларов, но Я энергиями не торгую. Сегодня Мастер не знает, кто следующий встанет на скалу Посвящений, все зависит только от степени готовности чела.

Посвящение вовсе не значит, что метания закончились, возможно, они еще только начинаются, главное — не терять Состояния Равновесия в любых ситуациях, пребывая в Центре и черпая «незамутненную водицу» из своего Сердца.

С каждым новым Аиином происходит существенное усиление энергетики Рода. Ибо в Род приходит энергия всех воплощений человека, накопленная им в витках реинкарнаций. Иногда, может быть раз в несколько лет, Я пользуюсь энергией конкретного воплощения чела, но, как правило, его энергия вливается в общее русло Аиинской реки, создает и созидает пространство жизни Рода, раскрываясь в лучших своих проявлениях. Некоторые из вновь посвященных участвуют в издании новых томов Книг Огня, а это неимоверно напряженный и практически невозможный для обычного человека труд маленькой группы людей.

Сейчас особенно нужны люди, способные Творить на Земле Дело Рук Божьих, действовать в Неугасимом Свете Веления Владык. Так ценен каждый Посвященный!

Сегодня Сай-Ёо-Ри утратила свой шанс на Посвящение в Род, хотя Мастер вез ее на Ук-Кок именно с этой целью. Хотел дать ей вторую попытку. Третьей, запомните, уже не бывает. Она не готова, хотя из всех десяти томов Книг Огня ей нужно затвердить всего лишь одну фразу, сказанную когда-то Дилиитием: «Молчи, дурак!»

Она совершила ряд действий, несовместимых с Посвящением. Сегодняшнее ее высказывание стало последней каплей. Знаешь ли ты, Сай-Ёо-Ри, что Николай был изгнан Мной из «Цефеи» за то, что подобрал тебя на дороге в ста метрах от врат Храма и привез в пространство «Цефеи», не имея на то разрешения Рикла?

Ты должна была прийти к калитке Лаборатории своими ногами и покорно ждать Меня, своего Мастера. Ведь тебе оставалось практически чуть менее ста метров, зачем ты села в машину? Год назад, прокляв «Цефею», ты пренебрегла Любовью Матушек, однако Я принял тебя снова в Ауру Рода. Николай за превышение своих полномочий еще долго будет отвечать терниями своего пути, а они у него и так практически несовместимы с жизнью.

Грозовые раскаты голоса Мастера стихают, перед закрытыми глазами возникает полный Любви Взгляд Учителя и его фраза
из экспедиции 2000 года. Тогда Отец говорил о Пути в горах:

Горько, а все равно Сладко! Правда, Сай-Ёо-Ри?

— Правда, Отец! Моя смерть станет единственной Горой на Пути к Тебе! И я дойду, не заплутаю, вот увидишь!

Поток энергии, проливающийся через Огненное Слово Учителя, очищает ночное небо, затянутое поначалу низкой облачностью. Готовились к дождю, а без четверти одиннадцать вечера увидели луну и звезды!

— Я не сторонник вмешиваться в ход природных процессов, пусть все идет своим чередом. Предыдущий день нас испытывали на прочность, мы выстояли! Смотрите, какой изумительный день нам дарован сегодня!

Некоторых чела, когда Мастер дает свои беседы, физически отрывает от земли, они испытывают состояние парения, близкое к полету. В сфере притяжения Учителя царит только один Закон — Вселенской Любви. Он оказывается сильнее законов гравитации! Что говорить о человеке, если все мироздание ликует и созвучит Владыке! Такие люди сами рассказывают Мастеру, что с ними происходит, а Он, словно не слышит, не реагирует в ответ на столь необычные проявления Духа.

В половине одиннадцатого вечера Отец услышал мысли о еде многих сидящих у костра и выдал по изрядной порции хлеба с сыром, не забыл напитать и физические тела наши. 

– 20 –

Как сложно удержаться в энергиях 

Отец вспоминает тяжелые периоды 2000 года.

— Был момент, когда Меня предали сразу двенадцать человек. Я называю их «Московско-швейцарская группировка».

И что вы думаете, Мастер должен был спасать предавших от Посвященных Аиинов, так Мои ученики жаждали мести. Своим первенцам Я давал много действенных практик, практически ничего от них не скрывая. Тогда Я даже не подозревал, что человек, назвавший себя учеником, склонен все оборачивать в свою пользу, невзирая на последствия для людей, против которых направлен луч «возмездия». С тех пор Мастер ничего не демонстрирует на практике и не передает Знания даже Посвя­щенным. Поэтому я не тороплюсь дать вам для прочтения беседы из второго тома «Вехи Огненного Свершения». Хотя очень интересно, кто из вас, прочитав их, не удержится и нарушит Запрет на распространение энергий из этих бесед в миру. Такое обязательно случается, преждевременно давать некоторые энергии человеку — смерти подобно.

Я говорил тогда своим Аиинам:

Не трогайте предавших, они же обделенные умом, убогие! Энергия вернется к каждому из них, сообразно содеянному. Но некоторые Меня не послушали. Тогда Мастер пошел на крайние меры, расставшись со своими первенцами, как это ни было больно.

Из всей этой группировки Я снова принял в ученики только Диониса. Он был тогда совсем еще мальчишкой и мало что понимал в жизни, не говоря уже о Духе.

Скольких отошедших и предавших Отца постигла жалкая участь и прозябание! Жить категориями социума им уже невозможно, это все равно, что играть в лживую игру, а в мире энергий такие становятся изгоями, с клеймом предателя, которое горит на их челе! Космос лишает их своей поддержки.

— Так неимоверно сложно удержаться в энергиях! И все равно вы не слышите, и совершаете подобные ошибки снова и снова. Все потому, что вы не хотите трудиться над собой.

Есть и Уроки обратные, достигающие своей единственной цели — очищения чела. Наташа Малышева, недавно Назари, переехала в Барнаул жить, приобрела квартиру. В своей внучке она увидела пресветлую личность — человека Новой Расы — и начала трубить об этом всему свету. Учитель показал ей, что Наташа родила собственное эго, чтобы продлить свое воплощение.

— Она приняла Мою Волю — вернулась обратно в Нижний Новгород. Хотя могла остаться жить в Барнауле, но от Меня последовал запрет на целительство, на проведение семинаров и полное прекращение наших взаимоотношений, ибо успела «начудить» в Барнауле за месяц столько, что человеческому уму непостижимо.

Приняла, и начала свой путь сначала, чтобы остаться с Мастером.

— Спокойной ночи, — желает всем Отец. В половине двенад­цатого вечера начинается Его основной Труд.

— Пусть завтра будет солнце, и Нижний Новгород встанет в семь часов, а не без пятнадцати восемь, у вас все так долго спят? — обратился Мастер к Ирине и Вячеславу, проснувшимся сегодня ближе к завтраку, а точнее, прямо перед ним.

Как впоследствии оказалось, они и дома любят поспать и везде и всюду опаздывают, даже на встречи с Мастером, и всегда находится причина. Хотя не раз было сказано, что одно из наихудших преступлений — кража чужого времени.

Продолжаются ночные огненные медитации, вспоминание и предание Пламени разрушительных энергий, терзающих меня на протяжении семи лет метаний вокруг Учителя. Вспомнила прошло­годний внутренний вопль отчаяния, на грани срыва:

— Я не нужна Учителю, потому что исчерпала свой потенциал. Полное непонимание, как жить дальше.

Сейчас во мне рождаются совсем иные слова, с ними меняется энергия моего существа:

Отец! Ты — нужен мне как воздух! Я не могу без Тебя! Учусь видеть Тебя во всем и созвучать Тебе!

Смерть неизбежна. Знаю, что без Отца, сделай шаг в сторону — это будет физический уход. С Учителем смерть — лишь Веха, ступень Огненного Восхождения к своему Духу. Учусь ступать по следам Учителя, след в след. Следовать за Ним всюду, и, прежде всего, в Духе! Это возможно только из точки полного отсутствия, иначе Учитель будет запинаться о мои мысли, пусть даже и самые светлые мысли Преданности. Пока так и выходит, не просто Он держит дистанцию.

Точка отсутствия — есть приближение к Центру Сердца.

Вспоминаю, как Элиия просила заменить ей половину огурца, если она не совпадала с половинкой Отца, копировала Его в одежде, манере ходьбы, училась сдавать свое эго Его Огню тотально и бесповоротно.

Отец учит жить так, чтобы вся жизнь твоя стала постоянной, непрестанной Молитвой Всевышнему!

 

– 21 – 

12.08.2006 Тихое Солнечное Утро. Учитель особенно отстранен сегодня, Его уже нет с нами, и это верный Знак Новых Начинаний.

— Прошу всех называть Садыгбая по Имени как можно чаще, чтобы вибрация Имени разносилась в мирах и оживала в простран­стве, — просит нас Отец за завтраком.

На завтрак — рис с грибами, в которых запечатлена энергия Посвящения Аиина Садыгбая, так становимся причастны Посвяти­тельной Энергии Отца физически.

В мой адрес от Отца загадочная фраза:

— Ёорке мед особенно показан, для развития ума.

Воспринимаю ее как обратную.

— Мед для меня — Твое Слово, Отец! Все остальное пусть будет для больных и слабых.

Перед выходом Отец лично все инспектирует: котлы, соль, посуду. Даже на это мы оказываемся зачастую неспособны, что-нибудь да забудем.

Николай сделал над собой усилие, Учителем ему предложен выбор: идти на маршрут или остаться.

В восемь часов пятьдесят минут Учитель встает на тропу новых испытаний.

— Сегодня Я осуществляю Мечту Джааведа, признаюсь, и сам давно об этом Мечтал! — слышу уже издалека Его Всепроникающий Голос.

Ребята взяли краски и зубила по камню. Пусть сегодня обязательно состоится Творчество Закладки первых в этом году Магнитов! Да не помешают Отцу на Его сегодняшнем Пути наши тени, все остальное — во Власти Владыки! 

В лагере — Ирина, Сай-Ёо-Ри, Анатолий.

— Я видел, как ты ходишь. Дальше лагеря пойти со Мной у тебя в этом году шансов нет, — скажет Ирине Отец перед выходом и спросит разрешения взять на маршрут Вячеслава. — Почему? — и тут же ответ:

— Вы — пара весьма гармоничная как в своих иллюзиях, так и в своих реалиях. Я не в праве разрывать ваш союз даже на такое ко­роткое время. Запроса на ученичество от вас пока не было, поэтому и впредь буду спрашивать твоего, Ирина, разрешения на задействова­ние Вячеслава в своих работах.

Садыгбай по-родному подошел утром, напомнить Слова Учителя:

Посвящаю не Я, Посвящает Энергия! Мастер лишь сосуд!

Да! Мне есть сегодня над чем потрудиться. Настает звенящая тишина. Сегодня она будет учить меня.

Мастером дано задание — фиксировать все ключевые моменты экспедиции 2006 года. Словно Отец вручил волшебное перо — творить Огненное Слово. Пребываю в потоке и не могу остановиться. Даже горы померкли для меня, вернее, отпала охота по ним бегать. Нити энергий, сколько их исходит от Учителя! Сколько только в Слове проявлено Мастером! Очень важно все их уловить и донести без своей эмоциональной окраски. Только ясная проводимость Слова Отца!

Возвысить свой голос, энергию своего Сердца до уровня Изреченного Слова Учителя! Как это сложно, но как это необходимо сделать, чтобы вибрация Рикла достигла сонного мира материи, всколыхнула и одухотворила его.

Отец погрузил меня в состояние невесомости в прямом смысле этого слова. Осознаю, что еще год назад мне было крайне трудно не попросить понести рюкзак на маршруте, не включиться в приго­товление пищи, сбор провизии на радиальный выход, срабатывал стереотип, привычка соваться во все дела. Сейчас этого нет, все проходит стороной, я лишь невовлеченно наблюдаю, учусь набирать энергию не под неподъемным рюкзаком, а в тотальном молчании и свидетельствовании. 

– 22 –

На Пути к Тебе, Учитель 

Анатолий обращается ко мне как к Лене.

— Почему ты меня так называешь? — спрашиваю.

— Отец тебя так называл за завтраком.

— Сегодня?

— Неделю назад.

Сразу сделавшись важным, он намекает на какую-то разруши­тельную энергию, озвученную Отцом в мой адрес еще в «Цефее».

Неделя в энергиях — это целая жизнь. Здесь каждый момент весом, значим и неповторим.

— Ты понимаешь, что выбиваешь стул из-под моих ног, пробуждая вибрацией прежнего имени разрушителя? — чувствую, что эмоционально включаюсь, теряя хрупкое равновесие.

— Помолчала бы лучше, ты и так в тупике, — не унимается Анатолий.

— Не в тупике, а на Пути! — с этими словами состояние покоя и уверенности возвращается ко мне. — Помнишь, что говорит Учитель: «Не бойтесь совершать ошибки, иначе как Я смогу работать с вами?» Я счастлива, что разрушительная энергия, которая жила во мне, трудами Мастера поднялась на поверхность и проявилась в моих глупых словах. Как иначе сможем мы пережечь и избавиться от всего дурного в нас? Представляешь, носила бы ее в себе еще много лет, не подозревая о ее существовании, потому что всегда думала, что к людям хорошо отношусь. А теперь знаю цену себе истинной. Горькая правда всегда лучше, чем сладкая ложь!

Возвращаюсь к вчерашней беседе Отца об утрате энергии моего Посвящения.

— Постоянным неслышаньем Мастера ты выбросила себя далеко за пределы Ауры Рода. Я хотел дать тебе еще один шанс.

Почему до сих пор я поступала так, как виделось мне, снова и снова впадала в уныние смертного опыта, вспоминая Слова Отца только в самые критические минуты жизни?!

— С тобой, Сай-Ёо-Ри, Мой Учитель, видно, испытывает Терпение Мастера Рикла, надолго ли Его хватит! Я всегда с ужасом думаю, что ты останешься со Мной до конца Моего Пути, но нарушить Волю своего Мастера не смею! — смеется Рикла.

А мне, Сай-Ёо-Ри, совсем не до смеха. Я даже не могу понять, смеется Мастер над собой или надо мной или говорит в такой форме горькую правду. Куда мне деваться после таких слов Отца? Только умереть осталось!

Неприглядные дела, поднимающиеся на поверхность, — не есть ли это воплощение принципа Искупления и Покаяния?! Замалчи­ванием зла в себе, упрятыванием его поглубже очищения не происходит. Только смирение и искреннее стремление исправить ошибки сделают свое дело!

Умереть, чтобы Родиться! Я слышу энергию своего Посвящения, знаю, что нужна Роду, потому что изначально принадлежу ему, но риск моих смерчей несогласия с Мастером и своеволия еще очень велик. Оттого словно полупрозрачная ширма отделяет нас друг от друга. Это — мои тени. Но все в моих силах!

— Скоро совершу все ошибки, которые можно было совершить, и их попросту не останется, — включается во мне Аиина. Не просто так Мастер назвал меня вчера этим именем. И тут же, словно в насмешку, слышу из пространства: «Уйдут одни — на их место придут другие. Не обольщайся, ты еще далека от точки равновесия».

— Нет, я уже не та наивная девчонка из 1999 года. Я уже наполовину Сай-Ёо-Ри, Отец. И приду на Скалу Посвящений Осознанно! Твое Огненное Слово поможет мне это сделать, Учитель!

В тишине пустого лагеря просыпается Сердце, начинает дышать Центр. Словно ровное пламя свечи, возношу свой робкий огонь к Огню Учителя:

Я не могу больше быть твоим наказанием, Отец!

Я стану твоей Улыбкой, Учитель!

Я приду на скалу Посвящений, пусть через годы, но настоящей Аиинкой, так и знай! Чтобы тоненький ручеек моего Духа навсегда потонул в могучей реке Огненного Рода. А Заря Нового Мира Твоими Трудами, Владыка, разгорелась ярче, давая начало Новому Дню пробужденного Человека. 

– 23 –

Об оставшихся в лагере 

Помню, как в прошлом году во мне все кипело, когда изо дня в день оставалась в лагере, как завидовала бывшим с Отцом на маршруте, когда они приходили в десятом часу вечера, усталые и очень счастливые.

Конечно, это удел самых слабых, но ведь машины охранять кто-то должен, так почему не я? Прошлых волн неприятия ситуации сегодня нет. Сидеть, так сидеть: напитываться энергией Высокогорья, собирать каменную смородину, Отец ее очень высоко ценит и велел заготовить всем в группе на зиму. Очень хороша для сердечной деятельности.

Ну и что, что мы в лагере! Мы остаемся вместе с Отцом, одной группой. Мы все почувствуем, а если будем тихи, то и увидим внутренним зрением. Мы сейчас выполняем одно общее дело, и здесь энергии Рикла ничуть не меньше, чем на маршруте. Отец пребывает с нами в своих мыслях!

Подтверждение этому последовало через пятнадцать минут, когда наш лагерь был раскрыт пастухами, и в гости пожаловал алтаец Олег на белом коне. Порыв из ниоткуда взявшегося ветра сорвал тент с поленницы, от чего лошадь незваного гостя понесла, а ветер так же внезапно стих. Вмешательство Отца не вызывало сомнения!

Пастух догнал лошадь и вернулся поговорить с Анатолием. Контакт с местным населением может быть даже очень полезен. В довершение темы расскажу еще об одном удивительном явлении, случившемся через три часа, когда общение с нашим гостем всем порядком поднадоело, уже все чаи были выпиты и кедровые шишки съедены, а он все сидел и сидел, может быть, слышал зов энергии?

Иду в палатку, еще не зная, что буду делать. Медитации средь бела дня у меня получаются редко. Ложусь и начинаю работать Первым Символом Огня, словно выстреливая его в пространство, окружающее лагерь, от чего потом наблюдается некая пустота в Центре и легкое головокружение, а Знаки продолжают гореть на небе. Семи Огненных Символов Рий-Соо-Ени хватило, чтобы через пять минут алтаец сел на коня и уехал, и это при том, что Анатолий побежал новый чай ставить.

Приходит понимание, что значит выставить защиту. Еще совсем недавно хотела спросить об этом Учителя. А теперь ответ родился прямо в действии!

Вспомнила, что в 1999 году, в костре Учителя, при первой нашей встрече, видела именно его, Первый Символ Огня — Рий-Соо-Ени!

Анатолий второй день в лагере. Вчера он трижды не выполнил Волю Мастера.

Страстный любитель холодного оружия, как и большинство хирургов, он не мог расстаться со своим великолепным ножом даже после прямого указания Учителя — выкинуть его в озеро. Лишь повторное напоминание Отца заставило его это сделать.

Отец не устает повторять историю об оружии всем, кто в ней нуждается. Валентин был великолепным охотником, и ружье у него было первоклассное, редкостное по бою и цене для того времени. Когда Осознание Рикла адаптировалось в носителе, первое, что сделал Мастер — попросил своих учеников доставить оружие на Остров, а Ками, большого поклонника любой военной атрибутики, попросил разобрать ружье на части и утопить в Байкале, на огромной глубине. Кровью обливалось сердце Ками, но он выполнил начертание Мастера. 

Освободился мешок из-под дров. Вместо того, чтобы его сложить, Анатолий отделался пустым «потом», которого в энергиях не бывает.

— Несложенный мешок для Меня даже более серьезный проступок устремленного, чем невыброшенный нож, — выносит Мастер свой приговор.

Мешок аккуратно сворачивает Татьяна.

— У нашей Татьяны все сейчас: и есть, и делать, у тебя же есть — сейчас, а делать — потом, поэтому с тобой ничего и не происходит. Нож — потом, мешок — потом, а Дух тоже потом, да, Анатолий? Вы все здесь философы, все откладываете на потом, предпочитая ходить знакомыми тропами. Я вас торопить не стану, не хотите работать над собой — не надо, воплощайтесь снова и снова, вместо того чтобы в оставшееся время текущего воплощения, не теряя ни минуты, отрабатывать и разрешать кармические ситуации, которыми вы все в избытке окружены. Задумайтесь — потрудившись сейчас, в следующий раз вы придете на Землю уже в совершенно ином качестве, на новом витке развития своего Эго!

С Анатолием не находим общего языка, дополняя друг друга своей противоположностью.

Он:

— Правило первое: каждый выполняет свою работу.

Я:

— Правило второе: все умеют делать все.

Целый день прошу его восстановить кухонный стол. Огромный камень со стола, служивший нам верой и правдой целых три года, он использует в качестве ветрозащитного экрана.

— Тогда найди новый камень.

Этого он сделать тоже не торопится. Знаю, что в «Цефее» слово Матушек для него — закон. Что изменилось? Здесь та же Лаборатория!

— Какой же ты мужчина после этого, если женщин своим бездействием заставляешь камни таскать! — пытаюсь показать ему его тень, сложив стол сама, из камней поменьше. А в самой подни­мается тень раздражения. Злобные психические атаки всегда найдут путь в ауру, пока не станем духовно крепки! Стать совершенным — это значит стать Щитом Владыки, отражая все нападки темных! 

– 24 – 

Посвящение Джавиты. Закладка Нового Магнита 

В 19:45 с нижнего течения Жумалы проливается Свет. Огонь пробивается через облака, спеша сообщить радостную весть: Учитель — на пути в лагерь. В девять часов вечера, когда краски заката стихают, группа возвращается с маршрута. Все пребывают в крайней степени усталости.

— Сегодняшний выход превысил все нормы человеческой выносливости, так много мы прошли. За день взято три перевала, причем поднимали мы их с самого низа, от реки. Я сам довожу себя до полного изнеможения, потому что, общаясь с вами, невольно привношу в свою ауру ваши, далеко не лучшие, аспекты. Не делай Я этого, очень скоро стал бы одним из вас.

Физические нагрузки были столь изматывающими сегодня, что ребята даже ужинать не смогли, хотелось только пить, такова была их энергетическая наполненность.

Наверное, поэтому Огонь ночного костра особенно жарок и задушевен сегодня. Ровное горение высушенных цефеевских дров говорит и о достигнутом нами состоянии отсутствия и проводимости.

Нам дарован еще один неповторимый вечер в энергиях Рикла.

— Пусть энергия Радости посетит наш вечерний Круг, — начинает Отец. — Сегодня, двенадцатого августа, в десять часов десять минут по местному времени Мной в Род Аиинов была Посвящена Татьяна, Имя в Посвящении Джавита. Татьяна Веселова умерла. Родилась Джавита, родилась, чтобы служить всему человечеству на Путях Становления его Духа! У Татьяны плохо получалось любить каждого человека, думаю, Джавита это сумеет! Все произошло так же внезапно, как и Посвящение Садыгбая. Удивительно, что Скала Посвящения Джавиты очень похожа на Бурхан, высота места 2650 метров. В момент Посвящения было солнечно и тихо, все словно застыло, любуясь происходящим, и мы еще долго сидели, не в силах прервать этот миг Вечности.

«Зажегши Свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит во всем доме!» говорил когда-то Владыка Иисус. Удачи тебе, девочка!

Огонь, помещенный в нас на хранение Творцом, возжженный Учителем, должен обязательно работать!

После Посвящения Учитель сделал снимок поляроидом, поставив рядом Садыгбая и Джавиту. Снимок получился изуми­тельный. Цилиндр радужных энергий шел от центра Джавиты к сердцу Садыгбая. Это — свидетельство того, что Посвящение состоялось и затверждено Владыкой по всем Мирам.

— Любое Посвящение — это не повод для эйфории, но для усиленной напряженной работы над собой, — продолжает Учитель. — Конечно, и Посвященные Аиины ошибаются на своем пути, главное — уметь вовремя вернуться в точку своего отсутствия. Если она не будет достигнута, даже среди метаний, то Аиин умирает. Тогда Мастеру ничего не остается, как свидетельствовать снятие энергии Посвящения в Род.

— В три часа дня мы приступили к Закладке нового Магнита с традиционной Символикой. Он выходит в долину Джазатора и находится на северных границах нашего сегодняшнего Творчества, на высоте 2615 метров, — продолжает Отец разворачивать перед нами грандиозную и насыщенную картину Дня Владыки.

В пределах этих границ будут заложены качественно Новые Магниты с Новыми Огненными Символами. Магниты с древней Символикой Равновеликого Креста и Знамени Чистоты свойственны уходящей Расе и призваны Сохранять границы Новой Цивилизации.

Сегодняшнее наше Творчество вылилось из вчерашнего, когда Я увидел над Каменным Городом ряд Лучей с оттенками, свой­ственными новому созидательному началу. 

В пятнадцать часов пять минут, находясь в лагере, я прекрасно слышала Учителя, который посылал Весть в пространство о начале Новых Работ Аиинов. 

– 25 – 

Отец возвращается к теме Посвящения, вспоминая тягостные события последнего времени.

— За последние годы ряды Аиинов очень поредели, ушли «последние из могикан», посвященные в 1997-1998 годах.

Сегодня с нами на маршруте нет Аллизарха. Он сгорел в ком­мерческой авантюре, решил облагодетельствовать Род Аиинов, а попал в криминальную кармическую связку, которая преследует его вот уже второе воплощение. Бизнес его завершился полным крахом. Я, как Духовный Отец Аллизарха, был вынужден решительно вме­шаться, иначе очень скоро Виктора не стало бы в формах Земли. Спустя одиннадцать лет он дал согласие Рикла вновь начать Путь ученика с нуля. Однако Мастер до сих пор не увидел отображения этой энергии в Мирах, значит, осознание тягостного момента не наступило, и лишь только слова прозвучали в пространстве, не оставив следа запроса «страждущего путника». Это гибель Духа, которая будет иметь следствие в физических мирах!

В сложившейся ситуации каждый Посвященный особо ценен, ибо это есть приток в Род новых энергий, гармоничных, сбалансированных, пребывающих в точке своего равновесия.

Не только о сухих почках на Древе Аиинском говорит Учитель, но и о его прекрасных Цветах.

Лаарк и Рик проходят школу Мастерства на Ольхоне. Лаарк сегодня сбежал от Наставницы. Случайные люди заметили его на Бурхане. Он сидел на Вершине, на месте Посвящений. Как говорит Отец, сработала память тела. Лаарк-первый так и не был посвящен в Род Огненный.

— Я все ждал, но энергия Посвящения не приходила. Позже Мною был Посвящен уже Аветин.

Рик в свои пять лет заявляет:

— Я буду трудиться изо всех сил, только чтобы Отец посвятил меня в Род Аиинов.

И вправду, он старается не на шутку: моет в Лаборатории туалет, полы, посуду. Насколько это важно для него!

В один и тот же день и час они с Лаарком, находясь в разных местах, до слез захотели видеть друг друга. А собравшись вместе, становятся несовместимы.

— Скорость мысли Лаарка превышает Мою, скоро Мне придется открыто это признать, — говорит о нем Отец. Лаарк заранее просчи­тывает все варианты развития событий и выбирает оптималь­ный, про­во­цируя Рика на кулаки.

Жрец и Владыка!

Лаарк, на английском его имя означает жаворонок, ест семечки и кедровые орешки прямо с кожурой, тщательно ее разжевывая. Отец видит в этом определенный смысл и не запрещает. Лаарк может не принимать пищу по несколько дней и всегда знает ей меру.

Рик, наоборот, отличается изрядным аппетитом и неимоверной физи­ческой силой. В прошлом году он выражал свое несогласие с Отцом, когда был изгнан из-за стола учиться молчать во время бесед Мастера, ломая ногами полотно только что поставленных дверей. 

– 26 – 

Ночь сегодня ушла далеко в минус, в ней — столько энергии, что заснуть невозможно, обжигающе холодные волны гуляют по позвоночнику. В младенческой тишине Ук-Кока происходит Рост Огней Сердца. Главное и единственное условие здесь — не мешать.

Учитель моего Учителя Рикла, Благодарность мою прими, что ведешь вместе с Владыкой Рикла Род Аиинский по Земле, что не оставляешь меня на Путях к моему Учителю! — обращалась к Владыке, глядя в ночное небо, полное звезд, этих украдкой уловленных сияющих взглядов Вечности.

И произошло Чудо — Энергия Владыки, вызванная сердечным устремлением, пришла и попросту затопила все мое существо.

Создалась удивительная наполненность Божественной Энергией, ее пульс слышался рокотом горной реки. Потом, пролившись через край, ледяным реактивным потоком она устремилась по позвоночнику вверх, к моему сердцу, переменив качество — из холода в жар. Истинное Сердце мое раскрылось в Огненном Трепете, порождая новое, Блаженное Состояние Космической Любви, которое почти разрывало сердечный центр, настолько это была яркая и захваты­вающая вибрация.

Войти глубже, в сознание Сердца, не получилось.

С первыми же внутренне произнесенными словами:

— Как мне хочется, чтобы так было вечно! — энергия покинула меня.

В медитации увидела мост через Жумалы, внизу — бездонное ущелье, впереди — сочные краски Прекрасной Горной Долины. Мост, недавно целый, рушится на моих глазах, складывается, как карточный домик. Остается одна доска, на которой стою. Прошлое толкает в пропасть, чувствую, что вот-вот сорвусь.

— Нет, не проведешь меня, лукавый мир, — думаю. — Есть против тебя одно средство, Огненный Призыв называется.

Начинаю читать Аиинскую Молитву, уходя с нею в сон.

Пусть моя аура наполнится Светом Отца! Пусть всю ночь Снопы Света пронизывают мрак мира сияющим Духом Владыки!

Анатолий ночью бродил по окрестным холмам, тоже не в состоянии заснуть. В два часа ночи, на восточных подступах к лагерю, он увидел огненный красный шар, величиной с солнце. Когда Анатолий встретился с ним глазами, шар исчез. В это же время я слышала раскаты необычного грома, среди чистого неба, они скорее напоминали подземный гул или грохот.

 

– 27 –

13.08.2006 Над Ук-Коком новое солнце, и ясный день открывает Врата Аиинскому Творчеству. Пробуждаемся в шесть часов, сегодня назначен ранний выход, нужно успеть собрать инструменты и провиант в дорогу.

Вода в котелках наполовину превратилась в лед, но наши мужчины, отважно раздевшись до пояса, тщательно умываются. Для чистки зубов дежурные греют отдельный котелок. Женщинам Отец позволяет умываться теплой водой и даже травяным чаем.

После скорого завтрака Отец интересуется у остававшихся вчера в лагере, где вчерашний компот из яблок? Его нет, мы стоим, потупив взгляд.

— Я как раз собирался восстановить им свои силы. За день вы втроем выпили восьмилитровый котелок. Как это подло по отно­ше­нию к тем, кто был на тропе. Это крайне серьезно! Я это расцениваю, как предательство тех, кто был вчера со мной в пути.

Таким, как вы, не думающим о людях на тропе и не слышащим страждущего в пустыне, не место среди нас. В ближайшее время я разрешу ситуацию с вашим отъездом из экспедиции.

Отказ от меда, а это мед нынешнего года, и он весьма отличается по своим энергетическим качествам от прошлогоднего, тебе, Сай-Ёо-Ри, не поможет. Вы очень похожи в этом с Урдэйей. Она, чуть что не так, сразу отказывается от пищи.

Даже если кто-то из вас не пил компот, ему нужно было остановить остальных. Вы долго будете отрабатывать проявление своей самости на ниве Духа. На языке людей это звучит так: «Вы обокрали своих товарищей в экстремальной ситуации», — этот приговор Мастера тяжелой ношей лег на наши плечи. Когда-то…

— Сай-Ёо-Ри, — это твоя энергия из 2000 года! — оголяет Учитель мои недра. — Тогда при подъеме на перевал ты выпила всю свою воду и воду Дилиития, а когда Я сказал, что на серьезный маршрут тебя не возьму, ты заявила Мне: «Не очень-то и хотелось!»

Какой нужно было быть черствой сердцем, чтобы из-за ми­нутной слабости чрева нанести Учителю удар в самое сердце! Расплачиваюсь за эту энергию до сей поры, и не видно конца.

Да, тогда было полное непонимание Отца и неприятие искусно выстроенной Мастером специально для меня ситуации. С тех пор, уловив негласное Веление Учителя, с кем бы ни была на тропе, несу большую бутылку с водой, на привалах обношу водой всех людей в группе. Значит, не отработана еще эта энергия, раз проявляется сейчас, в самый ответственный момент Творчества Мастера.

Чувство вины, его не должно быть внутри. Вина — это отож­де­с­т­вление себя с прошлой своей неосознанностью. Чтобы срубить голову порождениям тьмы в себе, необходим меч духовного различения!

— Благодарю Учитель, что увидел и показал мне еще одну тень, теперь у нее нет шанса выжить!

Мастеру необходима в экспедиции Абсолютная Чистота, и именно ее Он от нас добивается.

– 28 –

Обратим свой взгляд в сторону начатого вчера Творчества.

Джаавед, Садыгбай и Геннадий Иванович продолжают работы над Символом на заложенном вчера Магните. Они идут трудиться, я — варить им обед. Джавита и Анатолий, ее сопровождающий, за один час подвозят нас под самый перевал, чтобы сберечь драгоценные часы светлого времени, они же будут встречать нас в семь часов вечера. Как оказалось, Мастер проявлял таким образом негативные аспекты Сергея Грахова, вскрытые еще в экспедиции 2005 года. Мастер тогда написал беседу «Пальчик и Дух», но она так и не увидела свет. Каков замысел Учителя, почему он молчит? Возможно, за этими проявлениями низости Духа стоит что-то большее, нежели ремонт машины, обошедшийся Роду впослед­ствии в несколько десятков тысяч рублей.

Ребята на маршруте вот уже третий день. Каждый раз им приходится брать половину Кузуяка — 600 метров, таков набор высоты до Каменного Города, где расположен будущий Символ. По времени это занимает час ходьбы от места подъезда на машине.

— Только не торопитесь, не нервируйте Камень, — напутствует их Отец. — Работайте спокойно, что не успеете, доделаем завтра.

В одиннадцать часов двадцать минут камнетесы приступают к работе. Сделали из посохов перила, тачают Символ, стоя на них. Высоко над землей Знамени Новому развеваться!

Нелегко им приходится, Камень, принявший Символ Знамени Чистоты в свою твердь, сложен магматическими породами, которые тверже любого бетона, не зря Отец сказал:

Век его будет долгий!

Новое Место Силы Жумалы (по названию перевала) расположено очень интересно. Каменные останцы выстроились здесь в кольцо, образовав внутри, словно линзу, плоскую круглую долину.

Набор энергий на ней уникален! Сегодня видимость великолепная, и удается все рассмотреть. С южной стороны открывается вид на Аиинскую Вершину Садакбай (не путать с Аиином Садыг­баем!), на которой уже год трудится Коренной Магнит.

Дальше к югу, сливающаяся с облаками, — загадочная и зовущая Улыбка вечно приковывающей взор Хранительницы Пяти Снежных Сокровищ — Табын-Богдо-Ола, только маковка виднеется!

Трехлепестковое Пламя на Знамени, нарождающееся под руками наших мастеров-камнетесов, как раз на нее устремлено.

С запада, за распадком реки Жумалы, на самом горизонте светится серебром Сердечный центр Земли нашей — Матушки, Владычица Снегов Белуха дарит нить энергии своего Присутствия Магниту Новому!

С севера открывается великолепная панорама Южно-Чуйских Белков. Крутобокая Вершина — Трапеция — на горизонте видна, и с Места Силы Цивилизация тоже. Так Новый Магнит перекликается с Материнским Магнитом Среднего Алтая!

На востоке — ближайшая гора Красная, под которой находится наш базовый лагерь, и слева от нее — Скала Посвящения Джавиты.

Если выпрямить и разгладить останцы с макушки Бурхана, скала эта — копия Бурхана получится, до того похожи! Какова преемственность!

Величественный замысел Космоса! Исчерпывающее его Исполнение!

Две Скалы Посвящений друг на друга смотрят, расположены симметрично по обеим сторонам реки Жумалы, словно Стражи-Воины стоят, покой Ук-Кока охраняют. Скала Садыгбая — справа, Джавиты — слева. Сестра и Брат! Аиины-близнецы четвертого года Ук-Кокского времени!

Камень с новым Символом Чистоты даже внешне очень похож на Сторожевую Башню.

Сторожевыми Башнями, охраняющими и поддерживающими, нужно окружить всю зону Творчества Аиинов на Ук-Коке, очерченную Видением Владыки Рикла. Символы Равновеликого Креста и Знамени Чистоты сопутствуют уходящей волне человеческой эволюции.

На энергетически подготовленном таким образом месте в свое время воссияют Символы Качественно Новой Природы, не просто Указующие, но Ведущие и Преобразующие!

Ровный зеленый валик карликовой березки окружает Каменный Останец, не Владыка ли Флорентиец постарался?! Бирюзовые капельки незабудок сопровождают путь к Камню. Сегодня — его второе Рождение для Служения Человеку. Камень просыпается под руками наших мастеров-камнетесов. Джаавед и Геннадий исполняют Символ в лучших Аиинских традициях, выбелив подложку, основание трех Огненных Точек. Ярко Символ Воссияет, чтобы в Веках заметен был.

Ниже Садыгбай тачает «2006» — год отсчета новой Огненной Вехи Аиинской.

Подъем к Месту Силы Жумалы нужно начинать чуть выше брода через реку Жумалы. Опознавательным знаком ответвления дороги может служить высокий шест коновязи. Нужная нам дорога уходит в восточном направлении, плавно набирая высоту, через некоторое время она приводит к броду, от которого можно начинать крутой подъем на хребет. Двигаясь в северо-восточном направлении, в сторону Южно-Чуйских Белков, нужно держать курс на издалека заметный трехглавый останец, который должен оставаться все время справа по ходу движения.

Миновав его, выходим в зону прямой видимости триангуля­ционной вышки, пятым от нее останцем будет искомый, Огненный.

Подниматься к Каменному Городу можно также от озера, к которому ведет дорога, уходящая на перевал Жумалы и дальше, к реке Джазатор, но этот путь длиннее и круче.

Учитель заметил, что братья наши меньшие, то ли сеноставки, то ли мыши, сушат траву определенного сорта, разложив стебелек к стебельку на камушках.

Воду здесь можно найти, приспустившись метров на сто пятьдесят к северу. У второго, если считать от нашего, соседнего останца есть глубокая ванна. Имеется также карликовая березка для костра.

Мы готовим на газу, чтобы сэкономить время.

– 29 – 

Садыгбай решил прибавить к своему имени Хаджи, что значит «ходящий», за обедом сообщает:

— Я уже три раза был в Мекке.

— Вроде не мусульманин?

— А ты прочитай Ак-Кем наоборот, справа налево. Вниз то он как Ак-Кем течет, а когда вверх по нему идешь, Мекка получается!

Ледяные объятья Ук-Кока: палящее солнце, через минуту —
пронизывающий ветер. Здесь иное качество жизни. Для устремленных в Духе нет климатических преград, любая трудность настраивает на рабочий лад, мобилизует силы, которые в себе и не подозревал.

Современные масштабы Творчества Рикла не сопоставимы с замыслом и масштабами работ Рода, некогда осуществленных на Среднем Алтае на стыке веков, они подстать Величию Гор и Холоду Снегов.

– 30 –

Расположилась у соседнего останца, привожу в порядок дневниковые записи.

— Что скажешь, Сай-Ёо-Ри? — слышу внутри себя Драгоцен­ный Голос Учителя.

Там где Ты, Учитель, всегда Красота и Гармония! Я впервые до конца Счастлива Твоим Счастьем!

Звук молотков эхом отзывается в окрестных скалах. Это очень похоже на цокот конских копыт, звонкую поступь Нового Времени!

Если заглянуть в китайскую Книгу Перемен, то звук Твор­чества — два коротких, один длинный удар — означает триграмму «Гром», получается — Свершение!

Господи, помоги пребывать в Тишине и Покое и в Светлой Радости от Присутствия Учителя везде и во всем, а главное — в моем Сердце, — захожу в Огненный Поток снова и снова.

Река энергии вынесла меня на дивный остров Космического Совершенства. 

Первый раз это произошло на Месте Силы Цивилизация. Увидела Владыку Аджан Брама Усуи — Учителя моего Учителя, льющийся облик, утонченные, вытянутые формы тела, ослепительно белая борода. Внешность во многом противоположна внешности Отца. И вместе с тем Они — Едины ни с чем не сравнимым Сиянием Духа, где физическая оболочка до последней своей клеточки подчинена Духовной Иерархии в Служении делу становления Света на Земле.

Сейчас снова ощутила Энергию Владыки, ослепительно белую энергию Божественной Любви, как-то незаметно и абсолютно окутав­шую меня. Не могу сказать, кого из Учителей была эта энергия, да и не нужно. Достаточно того, что творилось со мной.

Я таяла на глазах, меня становилось все меньше и меньше. Все, что происходило до сего момента, вдруг перестало быть значимым. Жизнь виделась просто игрой форм, сменяющих друг друга. Нет больше существа с мятежным прошлым, на экране мозга которого фиксируется и оценивается все происходящее. Когда ощущаешь себя просто энергией Космоса, то внутри поселяется живой, вибрирующий Покой.

Струна Христосознания — Я Есмъ — звучала во мне прямо и сейчас, звучала в Сердце, точке встречи двух Треугольников — Божественного и Человеческого. Благодарение Мастеру! Я ее слышала!

Целый день на одном камушке просидела, а успокоил он меня лучше, чем изматывающий бег по тропе с тридцатикилограммовым рюкзаком!

Еду в машине — и не узнаю окрестных гор и реки, оказывается, все это живое. У ночного костра вижу всех, за ним собравшихся, изнутри — иногда это малоприятная картина, — всех, кроме Мастера. Отец, внешне суровый и неприступный, когда смотрю на него тонким зрением, улыбается и пытливо изучает мое состояние.

Кажется, у эзотериков это называется Остановить Мир, когда физическое тело становится лишь Вратами в иную реальность, где неповторим каждый миг и все полно смысла.

Понимаю, что это — естественное состояние Учителя.

Несу сосуд нерасплесканный Благодати Небесной — энергии Рикла.

— Владыка, помоги сохранить! 

– 31 – 

С Отцом каждый день — Новый Праздник, а кульминация этого Праздника — вечер в кругу у Огня.

— Ночь — время Чистоты и Покоя, День — время лжи и неискренности, Мастер, Создатель, Творец), Исток, познав который, обретаешь Начало Себя, как Творца, Аиина — Свободной Энергии Космоса.

Если я опять иду не с того конца, не суди меня строго, Учитель!