Автор:

РИКЛА

РИКЛА : Вехи Огненного Свершения

Том 4, стр.171-173

* * *

Ссылки:
  Изреченная Мысль Творца исчерпывает всю Вселенную,
Как глаза Матери исчерпывают весь мир для ее Дитя.
Когда падает Звезда, Вечность не изменяет свой Лик,
И только человек воспринимает движение времени,
как череду утрат и обретений.
Когда погибает Планета и рожденная ею жизнь
поглощается Космосом,
Вечность — безмолвствует, ибо НИЧТО не способно
нарушить спокойствие Ее прозрачных вод.
То, что возносит и порицает человек, равнозначно для Вечности
в своей разделенности и разнородности.
Человек стал бесплодной пустыней,
на мертвую почву которой не привить ростка Плодородия.
Духовное бесплодие истощило Сердце,
и оно уже не способно наполнить жизнью аорту Вечности.

Вечность оттого и вечна, что вбирает в себя все — без остатка,
Она не знает, что значит — жить для себя,
ибо Ей неведома бесплодность существования.
Время вынуждает человека признать — Избирательность,
И он, как скальпелем, рассекает сей мир,
расчленяя его на все более мелкие составляющие.
Если мир поддается воле виртуозного хирурга,
Значит, он не достоин Вечности.
Если Мир не способен бороться и противостоять,
Значит, он предал в себе Неизреченное,
Отрубив единственный корень,
которым пророс из Вечного во временное.
Вечности нужно быть Достойным!

— Я не хочу бьпъ деревом, насколько прекраснее быть облаком! — сказал человек.
— Хорошо, путь облака действительно прекрасен, —
ответила Вечность. — Будь облаком!
Но готов ли ты быть грязной водой в придорожной луже?
Или застыть на века в ледяной пустыне фирновых куполов?
Готов ли ты омывать собою кровавые раны убитых и раненых в бою?
Или отдать себя во спасение страждущего,
став заветным глотком воды?
Путь облака не был бы так прекрасен, если бы проходил
лишь над вершинами гор, купаясь в свете небесных Светил.
Невозможно обрести единство Неба,
не познав разнородность Земли.
Невозможно обрести Истину, не познав многоликость Лжи.

Человек страждет Пути, но продолжает быть избирательным.
Он дробит основу мира и на ее разрозненных частях возводит Храмы
Они подобны одиноким льдинам в океане,
Их путь недолговечен, и все они обречены на гибель и забвение.
Однажды утратив Единство, Мир утратил право на Вечность.

Путь можно принять в себя только целиком — без остатка,
Иначе однажды Он отторгнет тебя,
как нерожденное Дитя отторгает несовершенство мира,
с которым готовится связать свой Путь.
Дух не избирателен:
Он либо принимает все целиком, либо отвергает.
Он не желает прорастить Зерно новой Жизни
в этой бесплодной почве и изымает Его.
Человек не желает понять истинных причин такого решения,
ибо предпочитает еще одну искалеченную Душу ее утрате.

Пастух не думает о том, для чего растит Хозяин тысячные стада,
Его заботит только их сохранность и благополучие.
Пастух ищет тучные пастбища, защищает стада от диких зверей
и дарит им свою беззаветную любовь, которая через волшебные
звуки его дудочки проникает в самое сердце животного.
Хозяин не думает о заботах пастуха,
Он требует результат, ибо его заботит будущее,
которое он кует из судеб тысяч живых голов.
Стадо и вовсе не думает и не заботится ни о чем,
Оно всем сердцем привязано к Пастуху,
но безраздельно находится в воле своего Хозяина.
Обычная картина мира, к которой за тысячи лет
привык глаз человека,
Но кто рассмотрит в ней движение самой Вселенной?
Кто за невзрачным плащом Пастуха
увидит безусловность Вечности?
Кто найдет в себе силу и мужество признать,
что он тоже затерялся среди разбросанных по всей Земле стад?
Только тот откроет этот неведомый мир,
Кто познал природу того, что скрывается
за грозным и всемогущим обликом Хозяина.
Время — Распорядитель всех судеб Мира.

Вечность невозможно раздробить Молотом Времени,
Как невозможно разрезать мечом поток воды.
Меч только погрузится в него и, чтобы не быть унесенным,
будет вынужден противостоять его силе.
Так противостоит человек Вечности
в своем непрерывном вращении в круговороте времени.
Но меч не сможет слиться с потоком воды,
ибо для этого ему нужно стать водой.
Вода примет в себя меч, ибо металл хранит
одну из множества тайн ее Пути.
Но Вода и Меч никогда не станут единым Целым,
Покуда один из них не обретет состояние и качество другого.