Автор:

РИКЛА

РИКЛА : Вехи Огненного Свершения

Том 4, стр. 65

Сказание-Быль

Ссылки:

 

Ложь, облекаемая в одежды Правды,
становится Правдой только тогда, когда
кому-то в это очень хочется поверить.

 

Рикла

_____________________________

Посвящается Учителю

В одном далеком затерянном селении жил-был человек с ликом, словно сотканным из нитей Света. Открыта и добра была его душа, мудрым было его слово, таким, что всякий путник, находивший дорогу к его дому, обретал покой и утешение. Из сердца его лилось тепло, а из глаз струился свет. Всякая речь его наполняла людей благостью и давала опору и поддержку в труде тяжком в топях мирских будней.

За всякой заботой никогда не забывал он о близких домо­чадцах, каждому даря от своего открытого сердца внимание и лю­бовь.

Даже в самые лихие времена не запирал он дверей в свой дом, и всегда давал приют странствующим путникам, будь то добрый человек или самый отъявленный разбойник.

В том же краю, в соседней долине, жил другой человек. Умными речами он славился, чудесами разными, но более— силой и властью скрытой своей. Колдуном его звали.

* * *

Эта быль повторяется из века в век, находя место каждому участнику, давно потерявшему нить времени в череде воплощений, ибо внутренний мир человека вынесен на суд истории. Прочитай далее строки сказания и ты, вынеси на суд совести своей дела давно минувших дней. Однако можешь и не суд сотворить, но взойти по ступеням духа, преодолев всяких ликов искушение, как добрых, так и злых, и таким образом войти в Свет, что рожден от Тьмы.

Сотвори Свет из Пустоты лет,

Долгим будет путь, чтоб постичь Суть,

Вечным мигом открой слово жизни в себе,

Отвори дверь — Сердцем что зовут.

Время слагает Вехи Пути, да прядет узоры событий на полотне творчества Вечных Странников. Спустится вестником Дух — из далеких миров гонец, вся иллюзия вечных начал двух вдруг повергнется в прах. Настанет черед человеку один на один — лицом к выбору повернуться, белым иль черным стать. Белым — не значит лишь добрым, черным — не значит лишь пособником зла. Белое — то, что изнутри светит, всеми цветами радуги являя мир; черное— то, что висит, как дамоклов меч над головой, в себя поглощая жизнь.

Пусть получит весть различения человек, что по Золотой тропе идет ввысь, пусть войдет он в реку соловьиного пения, Божества Легионов восславит быль.

Рождена единица болью времени. И рождена двойка — отра­жения игра. А тройкой стал человек, завершив весь мир — он в себе для того три в одном сотворил. Повторяет бег он по кольцам времени, суть незнанья свою всю в уме излив. В том могуч человек, что игрой ума наделен, только не знает, как к себе ключ найти. Тайну хранит сфинкс, лишь в конце пути отгадку найдет человек, не оставив себе времени повернуть ключ в двери.

 

Продолжение сказания

Однажды пришел к колдуну Смутьян сладкие речи говорить, слово лести излить, да гордыню его воспеть.

Что живешь ты, седой, духом дремлешь своим, вот стоит за горой твой соперник— враг. Как его ни хули, посильнее твоей будет власть его, и в народе речь подержавнее. Неужели «за так» ты ему отдашь и кладезь славы своей и власть поделишь на двоих?

Что пришел ты ко мне, искуситель мой? Вижу без тебя его там, за горой. Уж давно во мне зреет хищный план, как его за добро проучить и прогнать восвояси, сумою нищенскою трясти. Вот не зря ты ко мне пришел, в своих планах место тебе я нашел.

Формой убогой стань, плоть свою заморив, и во вражий стан ты назавтра явись. Дам тебе с собой метку власти своей, ты ее оставь на притворе Врат. Сам просись в дом, про нужду песню пой, пусть тебя возьмут на гостевой постой.

Стань послушником, жди назначенный час— на мистический свет полной луны сову я гонцом пришлю. Меч волшебный лежит в одной из палат,— будь ночи черным рыцарем моим, чтоб украсть его! В эту лунную ночь ты калитку открой, тьма моя придеткладенец возьмет.

И собрался Смутьян в путь, да к волшебнику на постой. Темное дело влекло его, но больше ярость внутренняя к тому, кто выше его. Кто Свет незримый излучает и тем высоту Духа являет. От своей внутренней ущербности Смутьян был зол, ибо рядом был пример того, чего он сам не смог добиться. И дабы не сознаваться в этом себе, он шел убить Свет в миру. Шел решительно поначалу, но чем ближе подходил, тем страшнее внутри становилось.

«Что-то меняется во мне»,— только и сумел отследить Смутьян в мутных чувствах своих. Да, зло куда-то исходило из него. Дух противоборства, которым он был полон вначале, покидал его, и чем ближе нога ступала к Храму, тем меньше зла оставалось. В один момент он услышал звуки музыки. Это был хор чьих-то голосов. Вдруг Смутьян почувствовал, как уходит страх. «Я не смогу выполнить порученное колдуном, что это со мной происходит?»— пронеслось в мыслях у Смутьяна.

 

Ко двору Мастера пришел уже совсем другой человек. Он вспомнил первое чувство любви и радости бытия и готов был откликнуться на первый ее зов. Так и случилось. Его приняли послушником, и он стал чела в общине Мастера. Смутьян почти уже забыл о своей миссии, лишь иногда что-то смутное вырывалось на поверхность его сознания, и тогда он неистово начинал молиться, ибо не было у него сил противостоять нахлынувшему чувству.

 

Время шло, приближая сроки сужденные. В мирный сон была погружена община, казалось, ничего в эту ночь не может случиться. Полная луна пронизывала своим взглядом Землю, выискивая тех, кто готов был услышать ее зов. И вот прилетела ко двору общины сова и издала свой зловещий ночной клич. В тот же миг словно неведомая сила подняла Смутьяна с постели и направила его к заветному мечу. Он к тому времени уже знал, где находится кладенец, и без труда пришел к нему. Не было каких-то сложностей его забрать— меч лежал открыто, на виду, в алтарном месте. Дрожащими руками Смутьян понес его к калитке, шествуя почти при полном отсутствии сил. Внутри шла невидимая борьба. В нем самом уже родилось и набирало силу новое существо, оно было еще слабым, но уже много понимало в мудрости жизни; было и другое существо, темное — это был он сам, со всей своей прошлой жизнью. В глазах у Смутьяна застыло напряжение, как во сне он добрался до калитки и рухнул на руки уже поджидавших его гонцов. Меч исчез в ночи.

В тот же миг тьма покинула Смутьяна, и тогда он осознал, что сотворил своими собственными руками. Боль великая вошла в его душу, и не было в ней места даже и для капли успокоения. «Что я сделал!»— как набатом звучала мысль. Смутьян было ринулся за гонцами, но быстро понял, что уже никогда не догонит их.

К тому времени весь дом был пробужден. Послушники собрались возле калитки. На земле лежал Смутьян, глухие рыдания сотрясали его грудь.

Голос волшебника озвучил весть скорбную:

— Сейчас ты покинешь этот дом. То же сделаю и я, ибо более не могу здесь оставаться. Скоро сюда примчится стая шакалов.

Я удаляюсь в свою тайную Обитель. Колдун забрал меч, но он не сможет им воспользоваться, он лишь сможет до поры до времени держать взаперти его благую силу. Теперь судьба этого некогда Благо­датного края войдет в полосу разрушительную, испытания всех вас ожидают. Долгое время вы находились под щитом моим, но теперь продолжите свой путь самостоятельно. Я же буду ждать вас в своей Оби­тели. Все, чему учил вас, проявите в себе Светом и отдайте человеку!

Кто из вас пожелает, может остаться в Храме моем, все остальные пусть вернутся к своим прежним занятиям. Помните, вы всегда имеете в себе силу изменить мир в сторону гармонии и высшего блага, каждое прожитое вами мгновение порождает жизнь в соответствующем вашим мыслям качестве. Проходит время, и вы встречаетесь с Вечностью, выделяя Свет изнутри в мире Плотности. Считайте, что сегодня именно в этом и состоит тайна вашей эволюции. У Смутьяна внутри жило зло предательства, чем и воспользовался колдун. Теперь Смутьян созерцает то, что таилось до поры у него в душе. Предательства не случилось бы, если бы он нашел в себе силы немногим раньше сразиться со злом, жи­ву­щим в потаенных уголках его существа. Но он осознанно этого избегал, а когда пришел сюда, зло вообще затаилось в глубинах души, ибо сила Света моего загнала его в самую преисподнюю человека.

Не думайте, что теперь вы все обречены по воле одного человека. Происходящее есть суть нашей общей Ауры. В наших потерях — сила становления Духа нашего. Во всяком событии разгля­­дите момент времени. Сегодня обозначен новый этап в вашем восхождении, встречайте же и входите в него легкой поступью! Быть может, вам не удастся сохранить себе жизнь, но вам удастся войти в опыт неизбежного с доверием к происходящему.

* * *

Много времени минуло с тех пор. История про меч уже успела стереться в памяти поколений. А участники тех событий давно сменили земную поступь на странствия души, а может, и еще на что-то, о чем никто не ведает.

Но время течет, и жизнь не стоит на месте. По дороге, которая спускается с гор, идет неприметный путник, идет на то место, где когда-то бурлила жизнь общины. Быстро нашел он место Храма, словно когда-то уже посещал его залы. В душе странника можно было услышать внутренний зов, который, словно магнит, тянул его в прошлое, в те далекие времена. Вот место, где стоял дом, а здесь находилась калитка. Путник все хорошо помнил.

Переступая условный порог Врат Храма, он вдруг на какое-то мгновение потерял сознание и погрузился в калейдоскоп воспоминаний. Он увидел волшебника, как тот говорил с людьми; увидел, как жила община, затем, как пришел однажды человек и стал жить в этой общине. И вдруг увидел, как произошла кража меча, и услышал последнюю речь волшебника. Теперь он знал, почему оказался здесь, зачем его направил сюда Учитель.

Еще немного путник, пришедший с гор, сидел в раздумье, перебирая в памяти события минувших лет— нелегко ему давались воспоминания, тем более, что он узнал в себе человека, разрушив­шего общину. Затем странник опустился на колени и преклонил голову к землице-матушке. Боль тех событий снова ожила в нем, и даже столетия времен не могли унять ее. Последний раз он взглянул на дорогое его сердцу место и решительно направился по тропе в гору. Теперь он знал, куда ему идти дальше.

 

Почти ничего не изменилось в обиталище колдуна. Соль времени не дала трещин на стенах и не прибавила ржавчины в железной ограде. Магическая сила места сохранила земные формы колдуна. Так же, как стены его обители, и сам колдун ничуть не изменился. Но не так было с его посетителем. Пережитое изменило его до не­уз­на­­ваемости, так, что колдун даже не сразу вспомнил о своем знакомстве с ним. Мало того, ему пришлось признать факт, что своим сегодняшним положением он был обязан именно этому путнику из времени.

— Верни меч, который тебе не принадлежит, ты свое сполна получил: волшебник покинул эти земли, и с тех пор тут царит запустение. Только ты хранишь еще здесь свою власть. Но люди не верят тебе, они лишь трясутся от страха перед твоим мнимым могу­ществом. Вся твоя власть основана на силе. Потеряешь ее— и рядом с тобой никого не останется. Когда-то и я хотел стать таким, как ты, но волею судеб, по твоему же посылу, отправился к вол­шебнику. Все изменилось с тех пор. Мне была дарована возможность увидеть мир иначе и пробудить легионы своей тьмы, чтобы с ними сразиться. Это произошло сразу после того, как я выкрал для тебя меч. Долгие годы скитаний определили мой путь. Я жил в общине и потому хорошо знал, что потерял. Я пришел к тебе, чтобы вернуть свой долг людям. Теперь у меня есть для этого сила. Когда я был у тебя в прошлый раз, я был слаб, хоть и крикливо упрекал тебя в твоей несостоятельности. А слабость моя была в том, что я шел на поводу у своей гордыни и всегда ревновал к чужому могуществу. Ты же воспользовался этим и сумел с моей помощью выкрасть меч. Так знай теперь: я заглянул в лицо своей слабости, и она не выдержала моего взгляда. Се— иллюзия. Это именно то, рабом чего ты являешься. Ты— раб своей власти, тебе не знакома любовь к жизни, зато знакома любовь к власти. Ты никогда не расстанешься со своим могуществом и вечно будешь жить на земле, пока последний человек из рода людского не перестанет тебе дарить свою жизненную силу. Но дальше что? Туда ты боишься заглянуть! Однако час этому пробил.

Что ж, я могу лишь порадоваться за тебя, Смутьян, кажется, так тебя звали? И раз ты стал столь силен, что можешь видеть мой удел далеко наперед, тогда возьми этот меч. Пока это еще никому не удавалось. Он — в башне. Когда мои гонцы принесли его, я принял его с Великой надеждою, но не смог даже удержать кладенец в руках. Я тут же начал терять силу. Мне пришлось замуровать меч в башне на века.

Прощай, колдун,— путник направился к месту, на которое ему было указано.

В башне никого не было. Странник знал, что много людей по воле колдуна пытались взять меч, но всякий раз, когда кто-нибудь приближался к нему, им овладевал неописуемый страх, такой, что многие из них падали замертво.

Но знал путник и о секрете меча, который ему поведал Учитель: «Этот меч — зеркало души, он возвращает обладателю ровно столько страха, сколько человек отвергает в себе Истины, и дает столько силы, сколько человек вмещает в себе Любви. Вла­деть им сможет только тот, кто однажды потерял себя и обрел вновь»,— путник помнил напут­ственные слова Мастера.

Ничто не волновало странника, страх смерти давно перестал довлеть над ним, со спокойным сердцем он приблизился к мечу и взял его в руки. Дальше его путь лежал знакомой дорогой в сторону общины, где ему предстояло начать все сызнова. Воля Мастера будет исполнена его учеником, в том Сила Великая Кроется.

 

Владислав