Духовность > Е.П. Блаватская / Всемирное Братство

Е.П. Блаватская

КЛЮЧ К ТЕОСОФИИ

СОДЕРЖАНИЕ

Глава 14

"ТЕОСОФИЧЕСКИЕИЕ МАХАТМЫ"

"ДУХИ СВЕТА" ИЛИ "ПРОКЛЯТЫЕ ГОБЛИНЫ"?

Спрашивающий.

Кто же, наконец, те, кого Вы называете своими "Учителя­ми". Одни говорят, что это "Духи" или какой-то другой вид сверхъестественных существ, в то время как другие называют их "мифами".

Теософ.

Ни то, ни другое. Однажды я слышала, как один профан рассказывал другому, что они представляют собой вид русалок мужского рода. Кем бы ни были эти существа, но если Вы будете слушать, что говорят люди, у Вас никогда не будет правильного представления о них. Прежде всего, это живые люди, рожденные так же, как и мы, и обреченные умереть, как и все другие смертные.

Спрашивающий.

Да, но говорят, что некоторым из них тысяча лет. Это правда?

Теософ.

Это такая же правда, как и любая очевидная чушь. Чем больше мы отрицаем это, чем больше стараемся вывести людей из заблуждения, тем более абсурдными становятся измышления. Я слышала, что Мафусаилу было 969 лет; но, поскольку меня не удалось заставить поверить в это, я высмеяла подобное заявле­ние, за что была немедленно осуждена многими, как богохульст­вующий еретик.

Спрашивающий.

Но серьезно, живут ли они значительно дольше века обычных людей?

Теософ.

Что Вы называете веком обычных людей? Я, помнится, читала в "Lancet" о мексиканце, которому было почти 190 лет; но я ни­когда не слышала о том, чтобы смертный человек, мирянин или Адепт прожили хотя бы до половины возраста Мафусаила. Некото­рые Адепты переживают, и значительно, то, что Вы называете обычным возрастом, но в этом нет ничего чудесного, и очень немногие из них пекутся о том, чтобы жить очень долго.

Спрашивающий.

Но что в действительности означает слово "Махатма"?

Теософ.

Просто "Великий Дух", великий, благодаря моральной высоте и интеллектуальным достижениям. Если титул "великий" дано пь­яному солдату, вроде Александра, почему мы не можем назвать "Великим" того, кто достиг гораздо больших завоеваний в тайнах Природы, чем Александр когда-либо на поле битвы? Кроме того, этот термин - Индийское и очень древнее слово.

Спрашивающий.

А почему Вы называете их "Учителями"?

Теософ.

Мы называем их "Учителями" потому, что они наши Наставни­ки и потому, что от них мы получили все теософические Истины, которые, однако, некоторые из нас могли неверно выразить, а другие - понять. Те, кого мы называем Посвященными, - это люди великой учености и еще большей святости в жизни. Они не аскеты в обычном смысле, но они, безусловно, остаются в стороне от суматохи и раздоров Вашего западного мира.

Спрашивающий.

Но не эгоистично ли это - так изолировать себя?

Теософ.

В чем же эгоизм? Разве судьба Теософического Общества не доказывает со всей очевидностью, что мир не готов ни признать их, ни воспользоваться их Учением? К чему профессору Кларку Максвеллу обучать класс маленьких мальчиков таблице умножения? Кроме того, они изолируют себя только от Запада. В своей собс­твенной стране они живут так же открыто, как и другие люди.

Спрашивающий.

Вы не приписываете им сверхъестественных сил?

Теософ.

Как я Вам уже говорила, мы не верим ни во что сверхъес­тественное. Если бы Эдисон жил и открыл свой фонограф двести лет назад, он бы, весьма вероятно, был сожжен вместе с ним, и его изобретение приписали бы Дьяволу. Силы, которые они ис­пользуют, являются просто развитием сил, в скрытом состоянии имеющихся у всех людей, и существование которых начинает приз­навать даже официальная наука.

Спрашивающий.

Правда ли, что эти люди вдохновляли некоторых Ваших писа­телей, и что многие, если не все, теософические работы были написаны под их диктовку?

Теософ.

Некоторые - да. Есть отрывки, полностью продиктованные или переданные дословно, но в большинстве случаев они только подсказывали идеи, а литературную форму оставляли писателям.

Спрашивающий.

Но это само по себе чудесно; это, настоящее чудо. Как они могут делать это?

Теософ.

Мой дорогой, Вы заблуждаетесь, и сама наука в недалеком будущем опровергнет Ваши аргументы. Почему это должно быть "чудом", как Вы это называете? Чудо предполагает некую сверхъ­естественную операцию, в то время как нет ничего выше и вне ПРИРОДЫ и законов Природы. Среди многих форм "чуда", которые получили научное признание - гипнотизм и одна из его сторон, известная как "суггестия", форма переноса мысли, которая ус­пешно использовалась в борьбе с некоторыми физическими заболе­ваниями и т.д. Недалеко то время, когда Мир Науки вынужден бу­дет признать, что между одной Душой и другой, вне зависимости от расстояния, существует столько же взаимодействий, сколько между одним телом и другим при самом тесном контакте. Если два ума симпатически связаны, и инструменты, посредством которых они действуют, настроены на то, чтобы магнетически и электри­чески реагировать друг на друга, ничто не может препятствовать переносу мыслей по желанию, от одного к другому. Поскольку ра­зум имеет неосязающую природу, то от предмета размышления его может отделять значительное расстояние, из чего следует, что единственная разница, которая может существовать между двумя умами - это различие СОСТОЯНИЯ. Так что, если преодолеть это последнее препятствие, то где же будет "чудо" передачи мыслей на любое расстояние?

Спрашивающий.

Но Вы согласитесь, что гипнотизм не делает ничего столь же чудесного и удивительного, как это?

Теософ.

Напротив, установленным фактом является то, что гипноти­зер может так влиять на свой объект, что выдаст выражение сво­их собственных мыслей, даже слов, через организм загипнотизи­рованного; и хотя явления, связанные с этим методом действи­тельной передачи мыслей пока немногочисленны, я думаю, что никто не отважится сказать, насколько широко их действие смо­жет распространиться в будущем, когда законы, управляющие ими, будут научно более обоснованными. И, если такие результаты мо­гут быть произведены с использованием самых элементарных зна­ний гипноза, что может помешать Адепту, владеющему психически­ми и духовными силами, произвести действия, которые Вы с Ваши­ми ограниченными сейчас знаниями их законов вынуждены называть "чудесными"?

Спрашивающий.

Тогда почему наши доктора не экспериментируют и не пыта­ются этого сделать?

Теософ.

Потому что, прежде всего, они - не Адепты, с их совершен­ным пониманием тайн и законов психической и духовной сфер, а - материалисты, боящиеся на шаг выйти из узкой колеи материи; и во-вторых, потому, что в настоящее время они должны потерпеть неудачу, и так будет до тех пор, пока они не будут вынуждены признать, что такие способности вполне достижимы.

Спрашивающий.

И их можно научить?

Теософ.

Не ранее, чем они будут подготовлены, стерев до последне­го атома со своих мозгов накопленную материалистическую окали­ну.

Спрашивающий.

Это очень интересно. Скажите мне, многих ли теософов Адепты вдохновляли таким образом или диктовали им?

Теософ.

Нет, напротив, очень немногим. Такие операции требуют особых условий. У нещепетильного, но опытного Адепта Черного Братства ("Братья Тени" и Дуг-па, как мы их называем), гораздо меньше затруднений в этом плане. Поскольку, не имея законов духовного плана, ограничивающих их действия, подобный "чаро­дей" Дуг-па совершенно бесцеремонно овладевает любым умом и подчиняет его исключительно своим недобрым силам. Но наши Учи­теля никогда так не сделают. Они не имеют права и не могут, не впадая в Черную Магию, устанавливать полное господство над чьим-либо бессмертным Эго и потому могут воздействовать только на физическую и психическую природу человека, оставляя тем са­мым его свободную волю абсолютно нетронутой. Отсюда, если че­ловек не вошел в психическое взаимодействие с Учителями и не поддерживается силой своей твердой веры и преданности своим Наставникам, последние, когда бы ни пытались передать свои мысли тому, у кого эти условия не выполнены, испытывают боль­шие трудности при проникновении в туманный хаос сферы этой личности. Достаточно сказать, что если сила существует, тогда существуют и Умы (воплощенные или невоплощенные), которые уп­равляют ею, и живые сознательные проводники, через кого пере­дается и кем воспринимается. Мы должны только предостеречь от черной магии.

Спрашивающий.

Но что же Вы реально подразумеваете под "черной магией"?

Теософ.

Просто злоупотребление психическими силами или какой-либо тайной природы, использование оккультных сил в эгоистических и греховных целях. Гипнотизера, который используя свои способ­ности к "внушению" вынуждает человека красть и убивать, мы назвали бы "черным магом". Знаменитая "омолаживающая система" доктора Браун-Секуарда из Парижа, использующая вызывающие отв­ращение животные инъекции в человеческую кровь, - открытие, которое сейчас обсуждают все медицинские газеты Европы, - если это правда, есть неосознанная черная магия.

Спрашивающий.

Но это же средневековая вера в колдовство и чары! Даже сам Закон перестал верить в подобные вещи!

Теософ.

Тем хуже дла Закона, поскольку из-за такого отсутствия различения это привело его к совершению более чем одной судеб­ной ошибки и преступления. Это только термин пугает Вас своим "суеверным" отзвуком. Разве закон не должен наказывать злоу­потребления гипнотическими силами, о чем я только что говори­ла? Нет, он уже наказал подобные действия во Франции и Герма­нии; но он возмущенно отрицал бы, что применил наказание к преступлению соответствующему очевидному колдовству. Вы не мо­жете поверить в действенность и реальность сил внушения цели­телей (или гипнотизеров), а значит откажетесь верить в те си­лы, которые их используют во зло. Но если Вы верите, тогда по­верите и в Колдовство. Вы не можете верить в добро и не верить в зло, принимать настоящие деньги и отказаться верить в такую вещь, как фальшивая монета. Ничто не может существовать без своей противоположности, ни день, ни свет, ни добро, как тако­вые, не могли бы существовать в Вашем сознании, если бы не бы­ло ни ночи, ни тьмы, ни зла, чтобы уравновешивать и контрасти­ровать им.

Спрашивающий.

Действительно, я знал людей, которые искренне веря в то, что Вы называете великими психическими или магическими силами, смеялись над самим упоминанием о чародействе и волшебстве.

Теософ.

Что это доказывет? Только то, что они нелогичны. Тем хуже для них. А мы, зная о существовании добрых и святых Адептов, так же твердо верим в существование порочных и злобных Адептов - Дуг-па.

Спрашивающий.

Но, если Учителя существуют, почему они не предстанут пе­ред всеми людьми и не отметут раз и навсегда те многочисленные нападки, направленные против мадам Блаватской и Общества?

Теософ.

Какие нападки?

Спрашивающий.

Что они не существуют, и она придумала их. Что они - под­ставные лица, "Махатмы из муслина и надувных шаров". Разве всё это не вредит её репутации?

Теософ.

Каким образом это может реально повредить ей? Разве она когда-нибудь зарабатывала на их предполагаемом существовании, или извлекала из него выгоду или славу? Я отвечу, что она по­лучала только брань, оскорбления и клевету, которые были бы очень болезненны, если бы она давно не научилась оставаться совершенно равнодушной к таким ложным обвинениям. Ибо к чему в конце концов они сводятся? К предполагаемому комплементу, ко­торый, если бы глупцы, ее обвинители, не были столь увлечены своей слепой ненавистью, должны были бы дважды обдумать прежде чем произнести. Сказать, что она придумала Учителей, означает: что она придумала каждую деталь философии, которая когда-либо приводилась в Теософической литературе. Она должна была быть автором писем, на основе которых был написан "Эзотерический Буддизм"; единственным автором каждого догмата, приведенного в "Тайной Доктрине", которую, если бы мир был справедлив, следо­вало бы признать добавляющей многие недостающие связующие звенья в науке, что будет понято лишь через столетие. Говоря то, что они говорят, они, таким образом, выражают свою уверен­ность в том, что она значительно умнее сотен людей (многих очень умных и ученых мужей), верящих в то, что она говорит, - так как она, должна была одурачить их всех! Если они говорят правду, тогда она должна быть несколькими Махатмами, соединен­ными воедино, подобно вкладываемым друг в друга китайским ко­робочкам, поскольку среди так называемых "Писем Махатм" многие написаны в совершенно разных и отличных друг от друга стилях, и все, согласно ее обвинителям, написаны ею.

Спрашивающий.

Именно это они и говорят. Но не больно ли ей быть публич­но осужденной, как "самый законченный мошенник столетия, чье имя заслуживает того, чтобы дойти до потомства", как это сде­лано в Отчете Общества Психических Исследований?

Теософ.

Это могло бы быть обидным, если бы было правдой или исхо­дило от людей менее материалистичных и предвзятых. Но, при настоящем положении дел, лично она относится ко всему этому с презрением, в то время как Махатмы просто смеются над этим. В действительности, это высочайший комплимент, который мог бы быть ей сделан. Я повторяю это еще раз.

Спрашивающий.

Но ее враги утверждают, что они доказали этот факт.

Теософ.

Да, действительно, довольно легко сделать подобное заяв­ление, если Вы сами назначаете судей, присяжных и обвинителей одновременно, как они это сделали. Но кто, кроме их прямых последователей и наших врагов, верит в это?

Спрашивающий.

Но они послали представителя в Индию, чтобы изучить этот вопрос, не так ли?

Теософ.

Да, и их окончательное заключение основывается исключи­тельно на неподтвержденных заявлениях и недоказанных утвержде­ниях этого молодого джентльмена. Юрист, который прочитал это сообщение, сказал моему другу, что за всю свою практику он ни­когда не видел "такого нелепого и самоосуждающего документа". Он полон предположений и "рабочих гипотез", которые друг друга взаимно опровергают. Серьезно ли это обвинение?

Спрашивающий.

Тем не менее оно принесло Обществу огромный вред. Тогда почему она не проявила свой характер, по крайне мере, перед Судом?

Теософ.

Во-первых, потому, что ее долг, как Теософа, не принимать во внимание личные оскорбления. Во-вторых, потому что ни Об­щество, ни мадам Блаватская не имеют денег, чтобы тратить их на подобные судебные процессы. И, наконец, потому, что для них было бы нелепо изменить своим принципам из-за нападок на них со стороны толпы глупых старых британских баранов, которых по­будил к этому чрезмерно игрывый ягненкок из Австралии.

Спрашивающий.

Это лестно. Но не думаете ли Вы, что она сделала бы ис­тинное добро для дела Теософии, если бы авторитетно опровергла это раз и навсегда?

Теософ.

Возможно. Но Вы верите, что какие-либо английские присяж­ные или судья когда-нибудь допустят реальность психических фе­номенов, даже будучи совершенно непредубежденными заранее? И если Вы помните, что они уже были восстановлены против нас шу­михой вокруг "русского шпиона", обвинением в атеизме и неве­рии, и всей той распространяемой против нас клеветой, Вы не можете не видеть, что такая попытка добиться справедливости в Суде была бы более чем бесплодной! Все это Исследователи Пси­хики хорошо знали, и они бессовестно воспользовались преиму­ществом своего положения, чтобы возвыситься над нами и спас­тись за наш счет.

Спрашивающий.

Общество Психических Исследований полностью отрицает су­ществование Махатм. Они говорят, что с начала и до конца это было небылицей, которую мадам Блаватская соткала в своем собс­твенном мозгу!

Теософ.

Ну, она могла сделать многое менее умное, чем это. В лю­бом случае, мы не имеем ни малейшего возражения против этой теории. Как она всегда говорит теперь, она почти предпочитает, чтобы люди не верили в Учителей. Она открыто заявляет, что ее больше устроило бы, если бы люди серьезно думали, что единс­твенной страной Махатм является серое вещество ее мозга и что, короче говоря, она извлекла их из глубин своего подсознания, чем если бы их имена и великие идеалы были так бесчестно оск­вернены, как это имеет место сейчас. Сначала она, бывало, с негодованием протестовала против сомнений в их существовании. Теперь же она ничего не делает, чтобы доказывать или опровер­гать это. Пусть люди думают, что хотят.

Спрашивающий.

Но, конечно, эти Учителя действительно существуют?

Теософ.

Мы утверждаем, что существуют. Тем не менее, это не помо­гает. Многие люди, даже некоторые Теософы и экс-Теософы, гово­рят, что они никогда не имели каких-либо доказательств их су­ществования. Очень хорошо; тогда мадам Блаватская отвечает та­кой альтернативой. - Если она придумала их, она также придума­ла их философию и практическое знание, которым овладели лишь немногие; а если это так, то какое имеет значение существуют они или нет, если она сама здесь и, во всяком случае, ее собс­твенное существование вряд ли можно отрицать? Если знание, ко­торое, как предполагается, они передали, действительно хорошо и воспринимается таковым многими людьми с интеллектом выше среднего, зачем из этого вопроса делать такой шум? Тот факт, что она мошенник, никогда не был доказан, и всегда останется sub judice [в стадии обсуждения (юр.)]; в то время как точным и неопровержимым фактом является то, что кем бы она ни была придумана, философия, проповедуемая "Учителями", - одна из ве­личайших и самых благотворных философий, если правильно ее по­нимать. Потому клеветники, движимые самыми низкими и подлыми чувствами - ненавистью, мстительностью, злобой, уязвленным тщеславием или обманутым честолюбием, - не подозревают, что они тем самым отдают должное ее интеллектуальным силам. Пусть будет так, если это устраивает бедных глупцов. На самом деле, мадам Блаватская не имеет ни малейшего намерения быть предс­тавленной своими врагами как тройной Адепт и "Махатма" в при­дачу. Только ее нежелание выглядеть в своих собственных глазах вороной, красующейся в павлиньих перьях, заставляло ее до на­ших дней настаивать на истине.

Спрашивающий.

Но, если у Вас есть такие мудрые и добрые люди, чтобы направлять Общество, как могло получиться, что сделано так много ошибок?

Теософ.

Учителя не направляют ни Общество, ни даже Основателей, и никто никогда не утверждал, что направляли. Они только охраня­ют и защищают его. Это достаточно доказано тем фактом, что ни­какие ошибки не смогли сделать его нежизнеспособным и никакие скандалы изнутри, ни самые дискредитирующие атаки снаружи не смогли сокрушить его. Учителя смотрят в будущее, не в настоя­щее, и с каждой ошибкой накапливается все больше мудрости для грядущих дней. Так, как и другой "Учитель", отославший челове­ка с пятью талантами и не сказавший, как удвоить их, не поме­шал глупому слуге закопать свой единственный талант в землю. Каждый должен стяжать мудрость своим собственным опытом и дос­тижениями. Христианские Церкви, претендующие на гораздо более высокого "Учителя", самого Духа Святого, всегда были и остают­ся виновными не только в "ошибках", но и в ряде кровавых прес­туплений в течение многих веков. Тем не менее, я полагаю, ни один христианин, несмотря на все это, не будет отрицать своей веры в этого "Учителя"? Несмотря на то, что его существование гораздо более гипотетично, чем существование Махатм, поскольку никто никогда не видел Духа Святого, и, кроме того, его руко­водству Церковью явно противоречит сама ее история. Errare hu­manum est [человеку свойственно ошибаться]. Давайте вернемся к предмету нашего обсуждения.

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ СВЯЩЕННЫМИ ИМЕНАМИ И ПОНЯТИЯМИ

Спрашивающий.

Я слышал, что многие Ваши писатели-теософы утверждают, что их вдохновляли эти Учителя, или что они видели их и бесе­довали с ними, это правда?

Теософ.

Это может быть, а может и не быть правдой. Как могу я на­верняка сказать? Бремя доказательств лежит на них. Некоторые из них, немногие - действительно, очень немногие - явно, либо лгали, либо галлюцинировали, когда хвастались такими вдохнови­телями; других же действительно вдохновляли великие Адепты. Дерево познается по плодам своим, и как всех Теософов нужно судить по их делам, а не по тому, что они пишут и говорят, так и все теософические книги оцениваются по своим качествам, а не согласно претензиям на авторство, которые могут быть выдвину­ты.

Спрашивающий.

Но отнесла бы госпожа Блаватская это к своим собственным работам - "Тайной Доктрине", например?

Теософ.

Безусловно; она ясно говорит в предисловии, что открывает доктрины, которые она узнала от Учителей, но не говорит о ка­ком бы то ни было вдохновении того, что она написала за пос­леднее время. Что касается наших лучших Теософов, они так же предпочли бы, чтобы имена Учителей никоим образом никогда не связывались с нашими книгами. За немногими исключениями боль­шинство таких работ не только несовершенны, но положительно ошибочны и вводят в заблуждение. Велики профанации, которым подвергались имена двух из Учителей. Вряд ли существует меди­ум, который бы не утверждал, что видел их. Каждое фиктивное мошенническое Общество в коммерческих целях теперь утверждает, что оно руководится "Учителями", и часто предполагается, го­раздо более высокими, чем наши! Многочисленны и тяжки грехи тех, кто выдвигает эти претензии, будучи побуждаем либо жаждой наживы, либо тщеславием, либо безответственным медиумизмом. Многие люди были обобраны такими Обществами, предлагавшими на продажу секреты Силы, Знания и Духовные Истины за никчемное золото. Хуже всего то, что священные имена Оккультизма и его святые хранители оказались втянуты в эту отвратительную грязь, осквернены, будучи соединенными с низкими целями и аморальными поступками, в то время как тысячи людей удерживаются в стороне от тропы Истины и Света из-за дискредитации и злобных слухов, которые навлекли на весь предмет в целом подобные мошенничест­ва, надувательства и подделки. Я повторяю, что каждый искрен­ний Теософ сегодня в глубине своего сердца сожалеет, что эти священные имена и предметы были вообще упомянуты на публике и горячо желает, чтобы они сохранялись в тайне внутри узкого круга доверенных и преданных друзей.

Спрашивающий.

Имена, несомненно, в настоящее время встречаются очень часто, но я не помню, чтобы слышал о таких персонах, как "Учи­теля", до недавнего времени.

Теософ.

Так и есть; и если бы мы действовали согласно мудрому принципу молчания, вместо того, чтобы мчаться к дурной славе и публикации всего, что мы знали и слышали, такое осквернение никогда бы не имело мест Заметьте, всего четырнадцать лет на­зад, до того, как было основано Теософическое Общество, только и разговоров было о "Духах". Они были везде, у каждого на ус­тах, и никто ни при каких условиях, даже не помышлял о живых "Адептах", "Махатмах" или "Учителях". Вряд ли кто-нибудь даже слышал о Розенкрейцерах, а о существовании такого понятия, как "Оккультизм" догадывались весьма немногие. Теперь все измени­лось. К несчастью, мы, Теософы, оказались первыми, разгласив­шими это, сделав известным факт существования на Востоке, "Адептов" и "Учителей", а также Оккультного знания; и теперь это стало общеизвестным. И именно на нас обрушилась теперь Карма, как следствие произошедшего в результате этого осквер­нения Святых Имен и Предметов. Все, что Вы находите об этом в текущей литературе - а ее немало - восходит к импульсу, данно­му в этом направлении Теософическим Обществом и его Основате­лями. Наши враги до сих пор пользуются нашей ошибкой. Самая последняя книга, направленная против наших Учений, приписыва­ется одному Адепту с двадцатилетним стажем. Но это явная ложь. Мы знаем этого писаку под диктовку и его вдохновителей (пос­кольку он сам слишком невежественен, чтобы написать что-либо подобное). Эти "вдохновители" - живые люди, мстительные и не­разборчивые в бессовестных средствах, соразмерно своим интел­лектуальным возможностям; и этих мнимых Адептов - не один, а несколько. Круговорот "Адептов", использованных как кувалды для сокрушения теософических голов, начался двенадцать лет на­зад "Луисом" миссис Эмми Хардинген Бриттен с "Искусства Магии" и "Страны Призраков" и теперь завершается "Адептом" и "Авто­ром" "Света Египта", работы, написанной спиритуалистами против Теософии и ее Учений. Но бесполезно убиваться о том, что уже сделано, и мы можем только страдать в надежде, что наши небла­горазумные поступки, может быть, немного облегчат другим людям поиск пути к этим Учителям, чьи имена сейчас везде произносят­ся без должного уважения и под прикрытием которых совершено уже так много несправедливого.

Спрашивающий.

Вы отвергаете "Луиса", как Адепта?

Теософ.

Мы не порицаем никого, оставляя это благородное дело нашим врагам. Спиритуалистический автор "Искусства Магии" и т.д. могла быть или не быть знакома с таким Адептом - и говоря это, я говорю значительно меньше того, что сказала и написала эта леди о нас и Теософии за последние несколько лет - это ее личное дело. Но когда в сцене, отвечающей всем требованиям мистического видения, "Адепт", на которого ссылаются, видит "Духов" примерно в Гринвиче, Англия, через телескоп лорда Россе, который был построен в Парсонстауне, Ирландия*, и никогда оттуда не перемещался, я позволю себе подивиться невежеству "Адепта" в вопросах науки. Это побивает все ошибки и промахи, допускаемые временами челами наших Учителей! И именно этого "Адепта" используют теперь для того, чтобы сокрушить учения наших Учителей.

___

* Смотри "Страну призраков", часть I.

Спрашивающий.

Я вполне понимаю Ваше чувство в отношении этого вопроса и думаю, оно вполне естественно. А теперь ввиду всего того, что Вы сказали и объяснили мне, есть один предмет, по которому мне хотелось бы задать Вам несколько вопросов.

Теософ.

Если я могу ответить на них - отвечу. Что же это?

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БУДУЩЕЕ ТЕОСОФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

Спрашивающий.

Скажите мне, что Вы ожидаете от Теософии в будущем?

Теософ.

Если Вы говорите о ТЕОСОФИИ, то я отвечу, что как она су­ществовала вечно в течение бесконечных циклов прошлого, так она и будет существовать бесконечно долго в будущем, потому что Теософия является синонимом ВЕЧНОЙ ИСТИНЫ.

Спрашивающий.

Извините меня; я имел в виду спросить Вас скорее о перс­пективах Теософического Общества.

Теософ.

Его будущее будет практически полностью зависеть от сте­пени самоотверженности, искренности, преданности и, наконец, но не в последнюю очередь, от объема знаний и мудрости тех его членов, кому выпадет продолжать работу и направлять Общество после смерти Основателей.

Спрашивающий.

Я вполне сознаю важность того, чтобы они были самоотвер­жены и преданы, но не совсем понимаю, как их знание может быть таким же жизненно важным фактором в этом вопросе, как и все другие качества. Несомненно, той литературы, которая уже су­ществует и к которой постоянно делаются добавления, должно быть уже достаточно?

Теософ.

Я имею в виду технического знания эзотерической доктрины, хотя это и крайне важно; я говорю скорее о той огромной пот­ребности, которую будут испытывать наши преемники в руководс­тве Обществом, в способности беспристрастного и ясного сужде­ния. Каждая такая попытка, как Теософическое Общество, до сих пор кончалась неудачей, так как рано или поздно оно выражда­лось в секту, устанавливало свои жесткие догматы и, таким об­разом, незаметно утрачивало ту жизненную энергию, которую мо­жет придавать только живая истина. Вы должны помнить, что все наши члены родились и выросли в некоторых религиозных убежде­ниях и воззрениях, что все, более или менее, принадлежат свое­му поколению физически и умственно, и естественно, что их суж­дения, к сожалению, слишком вероятно, будут искажаться и нео­сознанно подвергаться предвзятым мнениям под действием некото­рых или всех этих влияний. Если они не смогут освободиться от такой "врожденной" предубежденности, или, по крайней мере, не научатся мгновенно распознавать ее и, таким образом, не давать ей увлечь себя в сторону, результатом может быть только то, что Общество будет плыть по течению от одной отмели мысли к другой и, сев на мель, останется там, чтобы разрушиться и уме­реть.

Спрашивающий.

Но если этой опасности удастся избежать?

Теософ.

Тогда Общество войдет и пройдет через двадцатое столетие. Оно будет постепенно влиять и распространяться на огромные массы думающих и разумных людей своими широкими и благородными взглядами на Религию, Долг, Человеколюбие. Медленно, но верно, оно будет разбивать в куски железные оковы вероучений и догм, общественных и кастовых предрассудков; оно разрушит рассовые и национальные антипатии и барьеры и откроет путь для практичес­кого осуществления общечеловеческого Братства. Благодаря ее Учению, благодаря философии, которую она сделала доступной и понятной для современного ума, Запад научится понимать и по достоинству ценить Восток. Далее, развитие психических сил и способностей, первые проявления которых уже видны в Америке, будет продолжаться нормально и естественно. Человечество будет спасено от ужасных опасностей, и душевных и телесных, которые неизбежны, когда происходит такое раскрытие, так как оно чре­вато ими в рассадниках эгоизма и всех пагубных страстей. Умс­твенный и психический рост человека будет происходить в гармо­нии с его моральным совершенствованием, в то время как его ма­териальное окружение будет отражать мир и братскую добрую во­лю, которая будет царить в его сознании, вместо раздоров и борьбы, повсюду окружающих нас сегодня.

Спрашивающий.

Поистине прекрасная картина! Но, скажите, Вы действитель­но ожидаете, что все это будет достигнуто за одно короткое столетие?

Теософ.

Едва ли. Но я должна сказать Вам, что в течение последней четверти каждого столетия, теми "Учителями", о которых я гово­рила, делается попытка помочь духовному прогрессу человечества явным и определенным образом. Ближе к концу каждого столетия Вы непременно обнаружите, что имеет место сдвиг или прорыв в духовности - или назовите это мистицизмом, если Вам больше нравится. Один или несколько человек появляются в мире как их представители, и в большей или меньшей степени раскрываются оккультное знание и учение. Если Вы хотите, Вы можете просле­дить эти сдвиги в прошлом, столетие за столетием, насколько позволяют наши детальные исторические записи.

Спрашивающий.

Но как это скажется на будущем Теософического Общества?

Теософ.

Если настоящая попытка, в виде нашего Общества, увенчает­ся большим успехом, чем предыдущие, тогда оно будет организо­ванной, живой и здоровой организацией, когда придет время для попытки ХХ века. Общее состояние человеческих умов и сердец будет улучшено и очищено распространением его Учений и, как я говорила, их предрассудки и догматические иллюзии, по крайней мере, в какой-то степени исчезнут. Но не только этим; кроме обширной и доступной литературы, находящейся у людей под ру­кой, следующий импульс застанет большую и сплоченную группу людей, готовых встретить нового факелоносца Истины. Он найдет умы людей готовыми к его миссии, язык подготовленным для того, чтобы облечь в него новые Истины, которые он несет, ждущую его прибытия организацию, которая уберет механические материальные препятствия с его пути. Подумайте, как много мог бы совершить тот, кому дана такая возможность. Сопоставьте это с тем, чего реально достигло Теософическое Общество за последние четырнад­цать лет без каких бы то ни было подобных преимуществ и окру­женное множеством препятствий, которые не будут мешать новому лидеру. Учтите все это, а потом скажите мне, не слишком ли оп­тимистична я, когда говорю, что если Теософическое Общество выживет и сплоченным дойдет до исполнения своей миссии, своих начальных устремлений, через следующую сотню лет - скажите мне, говорю я, слишком ли далеко я захожу, утверждая, что в двадцать первом веке земля будет небом по сравнению с тем, что есть теперь!